]]> ]]>
Архив
Поиск
Press digest
2 декабря 2016 г.
PDA WAP
13 ноября 2008 г.

Винсан Жовер | Le Nouvel Observateur

Сарко-русский: тайная история одного превращения

Или как президент Республики, до своего избрания затруднявшийся найти достаточно жесткие слова в адрес Путина и мечтавший приструнить Москву, придя к власти, стал чрезвычайно сговорчив

Сегодня в журнале Nouvel Observateur опубликована статья "Сарко-русский". В ней впервые рассказывается о сцене, произошедшей в Кремле 12 августа. Николя Саркози встречался с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, пытаясь убедить русских прекратить боевые действия в Грузии и не брать Тбилиси. Из перехваченных французскими спецслужбами переговоров ему было известно, что значительная часть российской армии намерена пойти до конца и свергнуть Саакашвили. Кроме того, Саркози знал или полагал, что знал, что Кремль создал марионеточное грузинское правительство, которому должна была перейти власть, пишет издание.

Со слов дипломатического советника Елисейского дворца Жана-Давида Левита журнал публикует диалог французского президента с российскими лидерами. Саркози сказал им, что они не должны этого делать, потому что мир этого не допустит. На что Путин ответил: "Я этого Саакашвили повешу за яйца". "Повесишь?" - "Почему бы и нет, - ответил российский премьер. - Американцы же повесили Саддама Хусейна". "Да, - сказал тогда Саркози, - но неужели ты хочешь закончить, как Буш?" Путин подумал, потом сказал: "Тут ты прав". Таким образом, пишет автор статьи, "Саакашвили спас свою голову и свои..." Левит убежден, что Саркози сыграл огромную роль в процессе мирного урегулирования, хотя многие упрекают его в том, что он был слишком лоялен к русским. "Все это вздор", - отвечает на их обвинения Левит по прозвищу "Дипломатор".

По мнению автора статьи, Саркози, заявив, что Москва имеет право защищать своих граждан за пределами России, поддержал неоимперскую пропаганду Кремля. И хотя он позже сказал, что русские вернутся на позиции на момент начала конфликта, сегодня этого не произошло, напротив, российские войска заняли те части Грузии, где их не было до конфликта (Кодорское ущелье и Ахалгори), и не допускают европейских наблюдателей в Южную Осетию и Абхазию. И Саркози в ответ только "аплодирует Кремлю", благодарит его за выполнение всех обязательств и говорит о возможности возобновления прежних отношений. "Иными словами, пора обо всем забыть и принять действия России на Кавказе как свершившийся факт, своеобразное "Косово наоборот", - считает Ален Мин. По словам российского официального лица, Саркози сделал как раз то, на что надеялась Россия: "фактически дал благословение на аннексию Абхазии и Южной Осетии". И теперь он - "лучший друг России в Европе", хотя после его избрания все были очень обеспокоены. "Кто мог представить, что произойдет такой поворот?" - цитирует журнал его слова.

Ведь во время предвыборной кампании, напоминает издание, Николя Саркози выступал за защиту прав человека в России, против "реальной политики" Жака Ширака, утверждал, что "лучше пожать руку Бушу, чем Путину", обещал пригласить в Елисейский дворец в случае своей победы Гарри Каспарова и тепло отзывался о своем друге "Мише" Саакашвили. Владимир Путин тоже относился к нему холодно и поздравил с избранием только через несколько дней, тем более что первым главой государства, принятым новым президентом Франции, стал не кто иной, как Саакашвили. Но, как отмечает Жан-Давид Левит, после выборов пришло время подумать о Франции и ее интересах, и тогда подход Саркози к России радикально изменился. "Вдруг команда Саркози дала нам понять, что хочет сохранить те же отношения, что были при Шираке", - приводит журнал слова российского источника. Это отразилось и на назначениях, произведенных Саркози: ключевые посты не достались сторонникам жесткого отношения к России. За внешнюю политику стали отвечать люди, давно знакомые и поддерживающие хорошие отношения со своими российскими коллегами: Бернар Кушнер знал Сергея Лаврова по работе в ООН и был с ним на "ты", Жан-Давид Левит был дипломатическим советником Ширака и коллегой Лаврова по ООН в момент, когда Франция и Россия выступили против США в связи с иракской войной.

"И это еще не все", продолжает автор статьи: кабинет министров возглавляют люди, выступающие за укрепление связей с Москвой, среди них - сам Франсуа Фийон, его ближайшие советники Жан де Буасю (бывавший в Москве еще с Помпиду) и Игорь Митрофанофф, "оба они прекрасно говорят на языке Пушкина".

Итак, "все готово для "интенсивных" франко-российских отношений", говорят во французском МИДе. В июне 2007 года на саммите G8 Саркози впервые встречается с Путиным, который производит на него огромное впечатление. "Они будто созданы для того, чтобы понять друг друга", - отмечает автор статьи. Николя пытается очаровать Владимира. В перерыве между переговорами он звонит Сесилии по мобильному телефону, затем передает трубку Путину: "Я поспорил с ней, что ты с ней поговоришь". Через несколько дней Путин звонит Саркози - "любезность за любезность" - и говорит, что выбрал французскую нефтяную компанию Total из списка кандидатов на совместную разработку Штокмановского месторождения в Сибири. "Отличный подарок для скрепления зарождающейся дружбы", - иронизирует издание.

Спустя несколько месяцев, в октябре 2007-го Путин принимает Саркози на своей даче, они обсуждают вопросы международной политики, Россия обещает поддержать Францию в Ливане и Чаде. На встрече с журналистами Саркози восхищается Путиным, его умом и открытостью. Однако, отмечается в статье, не все прошло так гладко: Путин категорически отказался усилить давление на Иран. Саркози объяснили, что это "методы КГБ", он был "разочарован и растерян, но продолжал донимать главу Кремля своими ухаживаниями", пишет издание.

В декабре 2007 года "Единая Россия" побеждает на сфальсифицированных выборах: Меркель и Браун сомневаются в их демократичности, Саркози же спешит поздравить Путина. Как только об этом становится известно, в Елисейский дворец звонит Андре Глюксман, желая, чтобы президент лучше узнал сущность "неосоветской" власти. В январе 2008-го Саркози тайно принимает ярого противника Путина Владимира Буковского.

Буковский впервые рассказал об этой встрече в интервью Nouvel Observateur: "Андре Глюксман хотел, чтобы я объяснил Саркози, кем на самом деле являются создания, стоящие у власти в Кремле, эти бывшие кагэбэшники, которых я, к сожалению, так хорошо знаю. На протяжении часа я ему говорил, что якшаться с этими людьми опасно, (:) что его могут обмануть. Казалось, он соглашался". Но, как признает Буковский, этот визит был бесполезным, потому что Саркози продолжил свои двусмысленные отношения с Путиным и Медведевым.

Весной 2008 года Саркози - снова первым - поздравляет Медведева с победой на выборах, потом посылает Кушнера, чтобы оценить, насколько тот окажется сговорчивее Путина. По словам Кушнера, по возвращении он сказал Саркози, что Медведев - "не марионетка", с ним можно вести дела. Вот только грузинский кризис чуть было все не испортил. Тогда Саркози придумал план - извлечь выгоду из конфликта, завязав с новым российским президентом особые отношения. 2 сентября французский президент приглашает на завтрак в Елисейский дворец несколько экспертов, среди которых - сын Андре Глюксмана Рафаэль, журналистка Лора Мандевиль, политолог Мари Мендра и Элен Каррер д'Анкос, чтобы рассказать о своей новой стратегии. По словам одного из присутствовавших на той встрече, Саркози сказал им, что считает Медведева более либеральным, чем Путин, поэтому ему надо помочь. По его словам, он хотел сыграть ту же роль, что Тэтчер в отношениях с Горбачевым.

Эту "тэтчеровскую" стратегию французский президент применит через неделю, 9 сентября, на подмосковной даче. Во время обсуждения плана из шести пунктов российская сторона заблокировала переговоры из-за одной ключевой фразы, тогда Саркози пригрозил уйти, сказав Медведеву: "Дмитрий, тебе 42 года, ты молодой руководитель, к тебе хорошо относятся. Это невероятный шанс. Не упускай его. Если ты откажешься, я не смогу помешать европейцам принять против тебя санкции. Ты хочешь стать изгоем?" - приводит издание слова французского президента. По словам Кушнера, так Саркози удалось вырвать подпись у Медведева, который, по мнению издания, больше похож на начинающего автократа, чем на будущего Горбачева.

После этого, отмечает автор статьи, "Николя и Дмитрий состязались в любезности": Франция отказалась продать Грузии боевую технику и разрешила российскому крейсеру "Петр Великий" зайти в порт Тулона. Как сообщает журнал со ссылкой на бюллетень Russia Intelligence, Москва сможет скоро покупать французские военные корабли, а президент Alstom Патрик Крон подписал баснословное соглашение с РЖД. И все это - вздор? - задается вопросом автор статьи.

Источник: Le Nouvel Observateur


facebook
Рейтинг@Mail.ru
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2016 InoPressa.ru