Архив
Поиск
Press digest
17 июня 2019 г.
1 апреля 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Кремлевский закон запрещает демонстрации

В среду российский парламент, Государственная дума, начал процедуру принятия закона, который существенно ограничит возможность публичного протеста. Если закон будет принят (законопроект должен пройти еще два чтения, а затем подписание президентом Путиным), многие проявления "уличной демократии" станут незаконными. Это и есть демократия, которую Путин обещал защищать после убедительной победы на мартовских выборах?

Законопроект был принят в первом чтении большинством в 294 голоса против 137: прокремлевские партии его поддерживают, оппозиция не согласна. Пока Дума голосовала, участников акции протеста, проходившей перед зданием парламента, в том числе известного представителя оппозиции Сергея Митрохина из партии "Яблоко", задержала милиция, что, по-видимому, является незаконным на сегодняшний день.

По новому закону, проведение акций протеста во многих общественных местах, в том числе вблизи административных зданий, будет запрещено. В законопроекте упоминаются и другие сооружения, возле которых нельзя устраивать демонстрации: посольства, школы, детские сады, стадионы, больницы, офисы международных организаций, религиозные центры, концертные залы, крупные дороги, экологически проблемные промышленные объекты и трубопроводы.

Список составлен очень тщательно, и значительную часть мест, где проявляется общественная жизнь, кремлевский закон ставит под угрозу.

Попытку взять под контроль общественные места оправдывают соображениями безопасности. Проблема безопасности в России действительно существует. Однако авторы законопроекта, скорее всего чиновники президентской администрации, не потрудились объяснить, каким образом акции протеста угрожают общественной безопасности.

Принимать такой закон именно сейчас довольно странно: в последние несколько лет большие демонстрации стали редкостью. При этом теракты не прекращаются. Это явно неверная корреляция событий.

Чего боится Кремль? На декабрьских и мартовских выборах подавляющее большинство российского электората выразило поддержку путинскому Кремлю и его политике. Многих россиян, похоже, устраивает использование Путиным спецслужб для борьбы с преступлениями, как крупными, так и мелкими.

Скорее всего, происходящее является уже знакомым проявлением излишнего рвения путинских чиновников нижнего звена. Так же, как и в случае с прошлогодним законом о СМИ, принятым Думой, но не подписанным президентом, кремлевские инженеры человеческих душ зашли слишком далеко. Стремясь проявить усердие, они не сумели понять проблему в практическом и даже конституционном контексте. Возмущение в стране и за границей в конце концов вынудило Путина скорректировать неуемное желание своих подчиненных угодить начальнику.

Темная сторона законопроекта, который станет законом, если Путин его поддержит, посылает сигнал, достойный сожаления. Желание помешать крупному бизнесу контролировать электронные СМИ можно понять. Желание выиграть выборы тоже понятно. Однако ограничение свободы выражения своего мнения на российских улицах только подтверждает опасения тех, кто считает, что Россия сползает к авторитарному правлению.

Выражение общественного мнения и национальная безопасность не должны входить в непримиримое противоречие.

Свобода демонстраций может только укрепить национальную безопасность. Безопасность должна быть обеспечена как раз тем, кто хочет воспользоваться своим конституционным правом на выражение несогласия.

Кремль знает, что пользуется доверием и уважением более 70% населения. Если он боится оставшихся 30%, это означает, что он слаб и труслив.

Но не все потеряно. Путин может остановить принятие закона в его нынешнем виде. И он должен остановить принятие этого закона.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru