Архив
Поиск
Press digest
15 ноября 2019 г.
1 августа 2019 г.

Алан Куллисон и Томас Гроув | The Wall Street Journal

Последний герой: американский инвестор под арестом в России

(...) В феврале в московской квартире американского фондового менеджера Майкла Калви и в квартирах его коллег по инвестиционному фонду появились полицейские, которые арестовали их по обвинению в мошенничестве. Стали появляться сомнительные сообщения о том, что Калви финансировал политическую оппозицию президенту России Владимира Путина. Аресты, как показали судебные заседания, произошли на фоне спора с напористым российским бизнесменом Артемом Аветисяном, который поддерживал связи со службами безопасности России и вступил в конфликт с Калви по поводу их совместных инвестиций в российский банк. Поскольку Калви так или иначе занят, Аветисян, который является директором поддерживаемого государством комитета по улучшению инвестиционного климата в России, установил контроль над банком", - пишут журналисты The Wall Street Journal Алан Куллисон и Томас Гроув.

"Уголовное дело против Калви, который не признал себя виновным и остается под домашним арестом в Москве, похоже, подорвало оставшиеся перспективы западного частного акционерного капитала в России, так как в тюрьму был посажен его последний известный "чирлидер". Наблюдатели за Россией говорят, что это также сигнализирует, что Путин после пребывания в течение почти 20 лет у власти, мало заботится об иностранных инвестициях, которых он когда-то добивался", - пишет издание. - (...) В течение нескольких лет Калви, сын инженера-нефтяника из Оклахомы, был одиноким голосом, утверждая, что Запад неправильно понимает Россию, и что кошмары в сфере корпоративного управления, описываемые другими инвесторами, являются преувеличением. Покупая акции российских компаний задолго до того, как пришли большинство инвесторов, и оставаясь дольше после того, как большинство из них ушли, через свой инвестиционный фонд Baring Vostok Capital Partners, он стал доверенным лицом склоняющихся к Западу экономических реформаторов, которые когда-то были близки к Путину".

"Калви был "последним героем", считает Патриция Клоэрти, которая решила вывести свои фондовые компании Delta Private Equity Partners с российского рынка еще в 2013 году, когда Путин усилил антизападную риторику", - говорится в статье.

"(...) По данным российского Центрального банка, еще до ареста Калви прямые иностранные инвестиции в Россию снизились до минимума, до 9 млрд долларов в прошлом году по сравнению с 29 млрд долларов годом ранее. Сами россияне также перестали инвестировать из-за растущего страха перед службами безопасности, которые криминализировали коммерческие споры и захватывали предприятия", - отмечается в статье. "В бизнесе больше нет риска, есть только ужас перед тем, что, если они преуспеют в том, что они делают, это у них будет отнято", - говорит Андрей Макаров, член российского парламента и глава парламентского комитета по бюджету и налогам.

"(...) Нынешние проблемы Калви уходят корнями в 2014 год (...). Инвестиционная группа Калви, которая ранее заплатила 200 млн долларов за миноритарную долю в банке "Восточный", была вынуждена выплатить еще 120 млн долларов, чтобы удержать его на плаву. Доля Baring Vostok в банке выросла до 75%, сделав ее опасно крупной ставкой в его портфеле, - пишет The Wall Street Journal. - Чтобы снизить риск, группа Калви стала искать партнера для банка "Восточный". Одним из кандидатов был Аветисян, который владел корпоративным банком среднего размера "Юниаструм". Аветисян также имел некоторые влиятельные связи и представлялся того рода бизнесменом, который должен преуспеть в России. Он был приближенным экономического советника Путина Андрея Белоусова, и в 2016 году, в год слияния, содействующий инвестициям "Клуб лидеров" Аветисяна привлек на свои встречи федеральных чиновников и важных государственных деятелей, включая самого Путина".

"Аветисян также установил отношения с детьми некоторых из самых влиятельных российских чиновников, включая сына начальника (...) ФСБ (...). По крайней мере, с 2017 года он был членом общественного совета при ФСБ, занимающегося сбором средств для семей и детей погибших российских сотрудников службы безопасности. Среди других членов совета - российский адвокат Эдварда Сноудена, бывшего субподрядчика правительства США, который копировал и передавал секретную информацию и теперь скрывается в России", - говорится в статье.

"Для такой компании, как Baring Vostok, работа в России была балансировкой между поддержанием хороших отношений с правительством и избеганием конфликта интересов с чиновниками. Аветисян был воплощением этого испытания: в частном порядке он хвастался именами своих влиятельных друзей, говорят люди, имевшие с ним дело. На публике он выступал за открытую конкуренцию, выступал с речами, заявляя о необходимости защищать права бизнеса, и ездил в США, где сфотографировался верхом на велосипеде в кампусе Google в Сан-Франциско", - отмечается в статье.

"В августе 2016 года Калви и Аветисян встретились за обедом на веранде ресторана Madame Wong в центре Москвы, чтобы внести последние штрихи в сделку, рассказал представитель Baring Vostok. В обмен на деньги и на слияние "Юниаструма" с банком "Восточный" Аветисян получал 40% нового банка и возможность позднее купить еще 10% акций, что дало бы ему контроль. Аветисян отказался от интервью для этой статьи, - отмечает издание. - Ранее в этом году он заявил российскому государственному телевидению, что его деловой конфликт с Калви совершенно не связан с уголовным делом. Его давний деловой партнер Шерзод Юсупов сказал, что получение контроля над банком имело решающее значение, поскольку Аветисян хотел создать "супербанк", который будет обслуживать малый и средний бизнес в России".

"В течение нескольких месяцев, как сообщили представители Baring Vostok, они начали получать сообщения о том, что коммерческие кредиты, унаследованные от банка Аветисяна, начали отставать по платежам. Иван Зюзин, специалист по инвестициям в Baring Vostok, провел расследование и обнаружил, что незадолго до слияния банк Аветисяна предоставил новые кредиты компаниям, принадлежавшим друзьям Аветисяна. Сегодня коллега Аветисяна Юсупов утверждает, что в этих кредитах не было ничего плохого, и в них, по его словам, были вовлечены "очень ценные компании". Он сказал, что эти компании просрочили платежи по своим долгам только потому, что сотрудники объединенного банка плохо управляли их кредитными портфелями - то, что Baring Vostok оспаривает".

"По мере роста проблемных кредитов банка "Восточный" зазвучали сигналы тревоги в Центробанке, глава которого, Эльвира Набиуллина, создавала себе имя на нешуточном мощном намерении расчистить банковский сектор России. В начале 2018 года центральный банк начал угрожать "Восточному" отзывом лицензии, если тот не увеличит свой капитал, чтобы укрепить свой портфель, и послал десятки аудиторов для проверки одного корпоративного займа за другом, сообщил представитель Baring Vostok. Аудит, итоги которого были обнародованы позднее в 2018 году, подтвердил подозрения чиновников Baring Vostok в отношении масштабов деятельности "Юриаструма" до слияния. В период с июня по август 2016 года количество кредитов резко увеличилось, и 55% корпоративного кредитного портфеля "Юниаструма", по сути, оказались в руках двух человек. Один из них, Вячеслав Зыков, давний друг Аветисяна и совладелец "Клуба лидеров" Аветисяна, удерживал 15 млрд рублей, или 40% корпоративных кредитов банка. Названия компаний указывают на то, что они производят соки, джемы и выращивают грибы. Зыков не ответил на вопросы о кредитах", - сообщается в публикации.

"В ходе аудита также отследили несколько финансовых операций, в которых банк покупал акции компаний. В один день в 2016 году из "Юниаструма" были переведены деньги более чем 10 различным компаниям на франкфуртский счет в Deutsche Bank, принадлежащий компании, которая впоследствии будет куплена Аветисяном. Согласно чиновнику Baring Vostok, который провел расследование этого дела, "Юниаструм" выплатил 25 млн долларов оффшорной компании Аветисяна весной 2016 года за компанию, которая была куплена несколькими неделями ранее менее чем за 100 тыс. долларов - платеж, который, по его словам, был скрыт от Baring Vostok до слияния", - сообщается в статье.

"Изучая акции компании, купленные "Юниаструмом", аудиторы Центробанка пришли к выводу, что эти транзакции "могут указывать на изъятие активов из "Юниаструм Банка". Юсупов заявил, что они возражают против такой интерпретации этих транзакций Центральным банком", - отмечается в статье.

"По словам Екатерины Лукьяновой, партнера Baring Vostok, Калви и его команда решили, что опция передачи Аветисяну контрольного пакета акций банка должна быть аннулирована в связи с тем, что они сочли мошенничеством в ходе слияния. "Как только мы увидели, как они управляют своим банком, Baring понял, что не хочет быть миноритарным акционером в том, чем они управляют", - заявила Лукьянова. По мнению Юсупова, Калви просто передумал уступать контроль над банком, который начал становиться прибыльным. По его словам, требования Калви были частью многих "попыток шантажа" с тем, чтобы получить больше финансовых уступок от группы Аветисяна. Baring Vostok оспаривает это".

"Аветисян отправил серию сообщений в WhatsApp, в которых просил Калви передать ему контрольный пакет акций. Вместо этого Baring Vostok подал иск в арбитражный суд Лондона на 17,5 млрд рублей, или около 276 млн долларов, требуя компенсацию за сделки, совершенные "Юниаструмом" до слияния. Группа Аветисяна оспаривает обвинения".

"(...) Аветисян и Юсупов, в свою очередь, обвинили Калви в финансовых нарушениях, указав на сделку, совершенную Калви в то время, когда проводилось слияние, с целью покрытия нехватки на сумму 2,5 млрд. рублей в балансе банка "Восточный". Компания, контролируемая Калви, выплатила долг "Восточному", передав 59,9% акций люксембургской Международной финансовой технологической группы (International Financial Technology Group - IFTG). В то время согласно документам, просмотренным The Wall Street Journal, обе стороны приняли сделку, чтобы завершить слияние. Два российских бизнесмена пересмотрели кредит, указав на устав IFTG, в котором говорилось, что акции могут стоить всего 600 тыс. рублей, что является лишь частью нехватки, которую пытался покрыть банк "Восточный". В ответ IFTG обновила свой устав, разрешив установление рыночной цены, и Калви надеялся, что проблема осталась в прошлом. Однако они не знали, что давний деловой партнер Аветисяна, Юсупов, уже сообщает в московскую полицию об акциях IFTG, представляя это как предполагаемое мошенничество", - сообщает издание.

"Пока партнеры вели споры, Калви считал, что его позиция непоколебима. Он прошел через диспуты с конкурентами и акционерами и выходил победителем. На его стороне были друзья на высоком уровне, и аудиторы Центрального банка только что опубликовали свой 17-томный отчет о банке "Восточный", поддержав версию событий Калви и угрожая закрыть банк, если партнеры не произведут дополнительное вливание капитала", - передает The Wall Street Journal.

"В октябре Калви и Аветисян договорились об общих чертах мирного соглашения, согласно которым они откажутся от исков друг против друга и обещают вложить еще 5 млрд рублей в банк. Мир был недолгим. Юсупов обвинил Калви в подрыве усилий Аветисяна по сбору денег тем, что якобы оговаривал его перед другими банкирами в Москве, что препятствовало его попыткам продать другой банк, которым он владел. При небольшом количестве денег для участия в предстоящих выпусках акций доля Аветисяна в банке "Восточный" была бы размыта".

"В феврале этого года, после нескольких месяцев, в течение которых эти два человека не встречались лицом к лицу, Аветисян подавал сигналы, что хотел бы вести переговоры, сообщил представитель Baring Vostok. Два бизнесмена вместе с Юсуповым запланировали ужин на 14 февраля в Москве. Тем временем Юсупов шел дальше со своими обвинениями в мошенничестве, которые не получили поддержки в полиции. Юсупов передал дело в ФСБ России, сообщил он".

"Калви прилетел в Москву 11 февраля на запланированный ужин. Два дня спустя он получил сообщение в WhatsApp от Юсупова, который интересовался, все ли в силе. Американский бизнесмен ответил коротко, подтверждая, что он в Москве и будет там. На следующее утро Калви разбудила в его квартире полиция, на него надели наручники и увезли в московскую тюрьму "Матросская тишина", - говорится в статье. - После задержания Калви перевели под домашний арест - он владеет просторной квартирой в пентхаусе с террасой, которая выходит на Большой театр, но ему запрещено делать публичные заявления. (...) Российский суд вынудил Baring Vostok продать Аветисяну дополнительные 10% акций, предоставив бизнесмену контроль над банком, где он создал новое правление. (...)".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru