Архив
Поиск
Press digest
26 октября 2020 г.
1 декабря 2005 г.

Эдуард Штайнер | Der Standard

Неуемные аппетиты Кремля

Федеральный канцлер Шюссель во время визита в Москву столкнется с руководством государства, которое распространило свою власть на все сферы жизни общества

В 1990 году в московском центре, где принимались важнейшие решения, никто не брал трубку. А агент нуждался в совете. Демонстранты в Дрездене уже находились в опасной близости от здания советской разведки. Владимир Путин почувствовал, что его предали. "Те, кто сегодня забывают Советский Союз, не имеют сердца, те, кто хотят его немедленно восстановить, не имеют головы", - скажет он позже. Пережитый им упадок страны засел глубоко. "Сильное государство и порядок любыми средствами" - такое кредо примет этот чиновник.

Насколько сильным и, самое главное, стабильным является сейчас российское государство - вопрос спорный. Высокие цены на нефть многое дали власть имущим - достаточно посмотреть на экономические показатели. Но реформы пошли медленнее, соответственно условия для продолжительного роста экономики через ее диверсификацию так и не были созданы. Это и не легко, как показывает опыт государств, богатых сырьем. Можно было уйти дальше, говорят критики. Однако нефть позволяет лениться.

Высокие цены на нефть открывают возможности для распространения власти - вот это никто не понял лучше, чем Путин и пришедшая с ним команда. Даже на Западе он снискал похвалу, когда сразу после обретения власти он в им же созданных федеральных округах поставил над всенародно избранными губернаторами своих уполномоченных. Безусловно, губернаторы стали к тому времени слишком самостоятельными. Однако что же Путин понимал под централизацией, прояснилось позже: захват заложников в Беслане стал поводом для закручивания гаек, и с тех пор губернаторы уже не избираются народом, а утверждаются региональными парламентами по представлению президента. Был повышен барьер для прохождения партий в парламент, а выборы по одномандатным округам упразднены.

Сопротивление подобным проектам Кремль сломил уже в конце 2003 года, когда он обеспечил конституционное большинство в парламенте партии "Единая Россия", опиравшейся исключительно на высокий рейтинг Путина. С тех пор парламент принимает законы по кивку из Кремля. Тот же принцип положен в основу работы парламента, который служит козлом отпущения в случае возникновения опасности для имиджа Кремля.

Имидж же создается послушными телекомпаниями. А без помощи снова оказавшихся в фаворе спецслужб, ручных судей и налоговиков многие из этих шагов были бы невозможны. То, что все они в одной упряжке, доказали их "лучшие представители" в деле разгрома нефтяного концерна ЮКОС - а вхождением в 2003 году в ведущие концерны страны они же приступили к распространению власти Кремля. Как пишет "Независимая газета", с конца 2004 года семь самых доверенных лиц Путина контролируют девять крупнейших концернов, дающих 40% ВВП. Аппетиты Кремля давно вышли за пределы нефтегазового сектора. Его и раньше интересовали телекоммуникация и вооружение, а теперь еще и автомобилестроение, металлургия и транспорт.

Национализация повсюду, прежде всего в "стратегических отраслях", пусть ее программа не опубликована и даже не объявлена. Сам Путин оправдывает государственное вмешательство принятой во всем мире практикой, мол, это делается не для личной наживы.

Эксперты смотрят на это по-другому и говорят о новом поколении олигархов, на этот раз от бюрократии: высокопоставленные чиновники живут в великолепных виллах в пригородах Москвы и Санкт-Петербурга. Кроме того, расширение власти государства способствует росту коррупции. Московский научно-исследовательский центр ИНДЕМ утверждает, что если в 2001 году предприниматели тратили в среднем на взятки по 10 тысяч долларов в год, то сейчас им уже приходится платить по 135 тысяч.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru