Архив
Поиск
Press digest
17 мая 2019 г.
1 декабря 2006 г.

Юрий Зарахович | Time

Что скрывается за чередой российских отравлений?

Письмо из Москвы: Никто ничего не знает наверняка, но фоном для убийственного оборота, который приняла российская политика в последние месяцы, является постепенно разворачивающаяся борьба за престолонаследие

В четверг россияне узнали, что бывший премьер-министр Егор Гайдар, архитектор российских рыночных реформ начала 1990-х годов, известных под именем "шоковой терапии", был отравлен в прошлую пятницу в Дублине. Ирландским врачам удалось спасти Гайдара от того, что он сейчас называет "угрозой жизни". Врачи, судя по всему, установили, что неприятность, вызвавшая у Гайдара носовое кровотечение и сильную рвоту, была не просто заурядным пищевым отравлением. Теперь они ждут результатов анализов, чтобы определить причину болезни, которой они не могут найти никакого нормального объяснения. Даже президент Владимир Путин позвонил, чтобы выразить сочувствие Гайдару.

Эпизод с Гайдаром, случившийся на волне недавних убийств бывшего офицера КГБ Александра Литвиненко в Лондоне и журналистки Анны Политковской в Москве, заставляет предположить, что российская политическая жизнь, возможно, вновь обретает некоторые свои традиционные мрачные черты. Ведь все эти инциденты происходят на фоне начала ожесточенной борьбы вокруг преемника Путина, когда через 17 месяцев закончится второй (и, согласно конституции, последний) президентский срок Путина.

Правда, российская система выборов превратилась в симуляцию: независимые кандидаты не допускаются, и только те, кто включен в партийные списки, могут соревноваться за места в Думе. А все партии, которые еще не добиты, жестко контролируются Кремлем. Кремль, что, впрочем, неудивительно, отправил на свалку требование минимального уровня явки избирателей как условия признания выборов состоявшимися, чтобы лишить народ возможности использовать отказ от голосования как средство саботажа контролируемых государством выборов. Казалось бы, все под контролем. Но остается главная интрига: кто будет наследником Путина, пусть не миропомазанным, а назначенным, каковым был сам Путин, когда он сменил Бориса Ельцина в 1999 году.

Мощная группировка в Кремле хочет, чтобы босс остался, настаивая на том, что он нужен стране. Их истинный мотив, однако, - боязнь того, что любой, кого они назначат в качестве номинальной фигуры, неизбежно потребует настоящей власти - как это в свое время сделал Путин. Хотя Путин выполнил предполагаемое обещание не трогать семью Ельцина, многие из ельцинских приближенных потеряли свое состояние. Кремлевские "серые кардиналы" хотят предотвратить повторение подобного сценария.

Путин неоднократно говорил, что он уважает конституцию, которая требует его ухода. Но изменение конституционного положения о двух сроках требует всего лишь двух третей голосов подконтрольной Думы, двух третей голосов подконтрольного Совета Федерации (верхней палаты) и такой же доли голосов региональных губернаторов, которые назначаются Кремлем. Путин, надо полагать, будет уважать и любые изменения конституции, введенные таким образом.

Даже гибель известных русских в стране и за рубежом была использована как дополнительный аргумент в пользу того, что есть враг, который пытается навредить России, и что Путин с его бдительностью по-прежнему незаменим.

Анатолий Чубайс, соавтор Гайдара по реформам 90-х, сейчас возглавляющий российскую электрическую монополию, видит связь между болезнью Гайдара и убийствами журналистки Анны Политковской и Литвиненко. "Этот смертельный треугольник - Политковская, Литвиненко и Гайдар - был бы очень желателен для некоторых людей, которые стремятся к неконституционной и насильственной смене власти в России", - сказал Чубайс, поторопившись исключить всякую причастность к этому государства. Отсюда российские СМИ сделали вывод, что он намекает на олигарха Бориса Березовского, который когда-то был ключевым союзником Путина, а теперь живет в изгнании в Лондоне. Сторонники Путина обвиняют его в том, что он организовал убийства Политковской и Литвиненко, чтобы скомпрометировать и ослабить Путина. Следует помнить, что Сталину было очень удобно, когда его враг Троцкий был в ссылке за границей - даже после того, как он был убит сталинскими агентами, на него обыкновенно сваливали все политические преступления, за многими из которых стояли Сталин и его люди.

Какие бы цели ни преследовали те, кто стоит за убийствами, эффект может оказаться более разрушительным, чем они предполагали. Алексей Кондауров, бывший генерал КГБ, а сейчас оппозиционный депутат Думы, говорит: "Убийство Литвиненко создает прецедент ядерного терроризма. Если оно не будет раскрыто, террористы всех мастей будут знать, что им это сойдет с рук". Неспособность Путина помочь раскрыть это преступление, кроме того, будет способствовать дальнейшему узакониванию насилия как инструмента политической борьбы, считает Кондауров. "Тогда и государство, и противоборствующие группировки внутри государства, и оппозиционные силы будут легко прибегать к убийствам, если они политически целесообразны. Это вдребезги разобьет страну".

Отравление Гайдара после убийств Политковской и Литвиненко укрепляет мрачные предчувствия. Политическая атмосфера в Москве становится все более напряженной по мере приближения следующего электорального сезона. Пока вопрос о политической преемственности не решен, мало кто надеется на передышку в этих странных и отвратительных событиях.

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru