Архив
Поиск
Press digest
16 июля 2019 г.
1 февраля 2005 г.

Эндрю Биллен | The Times

В истории о Неверленде все хотят конфет

В то время как Майкл Джексон предстает перед судом в Калифорнии по обвинению в совращении малолетних, вновь всплыло дело Джорди Чардана: книгу об отношениях суперзвезды и мальчика написал дядя Чардана.

Майкл Джексон на скамье подсудимых, сотни адвокатов в городе Санта-Мария, штат Калифорния, две навязчивых идеи нашей культуры - популярность и педофилия - встретились на первых полосах газет. Этот ветер принес в Лондон Реймонда Чандлера. Он автор книги "Весь это блеск. Преступление и укрывательство", исчерпывающего, часто скучного, но все же тревожащего повествования о том, как Джексон едва не угодил на скамью подсудимых за совращение малолетнего десяток лет назад. Чандлер - дядя того самого мальчика.

Я не так уж часто говорю автору, что не получил удовольствия от его книги, и, насколько я помню, никогда раньше ни один автор не согласился с такой оценкой. Однако 58-летний Чандлер, бывший владелец строительной компании, признал: "Это чтение не для удовольствия".

Чандлер может возобновить дело своего племянника, потому что, в отличие от мальчика, Джорди Чандлера, и его родителей, мировое соглашение на миллионы долларов не заткнуло ему рот. Поскольку Чандлер утверждает, что участвовал во всех встречах с юристами, вы можете просить, за что же тогда платили адвокаты суперзвезды. Впрочем, то, что Чандлер нарушил соглашение, это самая мелкая проблема этического характера, стоящая перед ним. Прежде всего, он написал книгу без согласия Джорди. Во-вторых, ее можно рассматривать как попытку повлиять на нынешний суд, в ходе которого Джексон отрицает обвинения, выдвинутые против него от имени Гевина Арвизо, больного раком мальчика, с которым они подружились.

Реймонд говорит, что он не "наивен" и не думает, что люди оставят за дверью зала суда то, что они прочитали, но подчеркивает, что суду будет нелегко найти 12 беспристрастных присяжных.

"Я не думал о присяжных. Когда я начал писать, я и не знал, что будет суд. Я думал о родителях, это книга для них".

Он начал писать, когда два года назад увидел 13-летнего Гевина в документальном фильме Мартина Башира "Жизнь с Майклом Джексоном". "Когда я увидел, как мальчик держит его за руку, кладет голову на его плечо, а Майкл говорит всему свету: "Я сплю с детьми, а что в этом плохого?" - я решил издать эту книгу".

Нужны ли родителям такие подробности, чтобы понять его предупреждение, тоже вопрос. И в любом случае это не единственный урок, который можно извлечь из книги. Второй заключается в том, что Калифорния в не меньшей степени, чем пресловутое ранчо Джексона, - это царство жадности, фантазий и исполнения желаний, где здравый смысл не в чести и мало что является тем, чем кажется. Например, отец Джорди, Эван, был дантистом, но "дантистом для звезд". В свободное время он работал сценаристом, его перу принадлежит "Робин Гуд" Мела Брукса. Его соавтором был сам Джорди.

Жизнь свела Джорди с Джексоном в "теплый весенний день 1992 года", когда машина, за рулем которой сидел "кумир", врезалась в витрину одного из бутиков. Агентство по прокату машин, с которым связался поверенный Джексона, принадлежало Дэйву Шварцу, второму мужу Джун Чандлер и отчиму Джорди. Узнав о случившемся, Джун позвала Джорди познакомиться с его кумиром.

Они обменялись номерами телефонов.

Вскоре Джексон и Джорди стали звонить друг другу, встречаться, и, если я правильно употребляю это выражение, они полюбили друг друга. В январе следующего года, вернувшись из мирового турне, Джексон пригласил Джорди и его семью на свое ранчо Неверленд. К марту начались ночевки по выходным, Майкл и Джорди спали в одной постели. Джексон осыпал Джорди и его мать дорогими подарками. 30 ночей они провели в спальне Джорди в доме Джун. Впоследствии мальчик заявил под присягой, что они мастурбировали друг перед другом, и у Джексона был с ним оральный секс.

Удивительно, но лишь после того, как Эван Чандлер задал сыну прямой вопрос: "Майкл трогал твой пенис?" и услышал в ответ "Да", произнесенное шепотом, Чандлеры задумались о том, что происходит. Эван, который перед тем одобрил решение Джун отпустить сына в пятимесячное турне с Джексоном, теперь отказывался вернуть Джорди под опеку Джун.

Битва вокруг опеки к августу вылилась в острые трехсторонние дискуссии между адвокатами Джун и Дэйва, Эвана и Джексона. Сначала Джун и Дэйв защищали Джексона, который обвинял Эвана в вымогательстве. Но если Эвана и интересовали деньги, то Дэйв был ничуть не лучше: у него были проблемы с бизнесом, и он выяснял, не может ли Джексон ссудить ему 4 млн долларов. В конце концов, 23 августа 1993 года, полиция провела обыск в Неверленде и "укрытии" Джексона в деловом районе Лос-Анджелеса.

Здесь на сцене появляется дядюшка Реймонд, который увидел обыск по CNN. После душераздирающего телефонного разговора с Эваном он решил, что старший брат нуждается в помощи. "И я помчался в Лос-Анджелес, выяснить, чем я могу помочь, не понимая, во что я лезу. Кончилось тем, что мне пришлось остаться там на пять месяцев". Он начал делать записи после каждой встречи, на которой бывал с братом. По его словам, он говорил Эвану, что собирается написать книгу. А что сказал Эван? "Ну, давай." А Джорди знал, что происходит? "Нет, ему мы не говорили, ведь ему было всего 13 лет".

Если Эван думал, что Рэй покажет его в выгодном свете, он ошибался. Похоже, что все вели себя возмутительно.

"Так бывает в литературе, кино, пьесах, - говорит Рэй, показывая, что он путает жизнь с телесериалом. - В час суровых испытаний ты видишь, как люди делают выбор. В данной ситуации все взрослые сделали плохой выбор".

Первую ужасную ошибку совершила Джун, которая разрешила Джексону и Джорди ночевать в одной спальне. Джун была не из тех, кто живет в трейлере. Бывшая модель вела удобную жизнь за счет второго мужа. Рэй дает понять, что Джексон обхаживал Джун с не меньшим усердием, чем ее сына, и она, как и мальчик, не устояла перед его популярностью и подарками. "Богатство вещь относительная. Эти люди были зажиточными, а Майкл Джексон был сказочно богат". Но ничто в мире не достается даром? "Верно", - соглашается Рэй.

Он полагает, что Джун под влиянием царящего в Калифорнии либерализма решила, что ее сын "голубой" и оправдала этим то, что они с Джексоном спят в одной постели.

То есть, спрашиваю я в ужасе, она подозревала, что между ними существует интимная близость, и считала это нормальным? "Она никогда не говорила, что знала об этом, но как она могла не знать?"

Поскольку Джун делала вид, что ничего не происходит, вмешаться должен был Эван, знавший о дружбе сына со знаменитостью. Но лишь 21 мая, через три месяца после начала "сексуальных игр", как выражается Рэй, он спросил Джексона, занимается ли тот анальным сексом с Джорди. Джексон захихикал, сказал, что никогда не употребляет таких слов, и назвал их отношения "космическими". Эван, по какой-то причине, остался доволен таким полупризнанием.

Рэй отмечает, что всего через две недели брат изменил свое мнение. Но и тогда он не обратился в полицию. Эван, испытывающий "недоверие и нелюбовь к представителям власти", вступил в переговоры с человеком, которого считал совратителем своего сына. Он пришел к выводу, что 20 млн долларов уладят дело. Люди Джексона - "их хладнокровием можно восхищаться" - в ответ предложили заплатить Эвану и Джорди 1 млн долларов за сценарий. Сумма, о которой договорились к январю 1994 года, не разглашается, но полагают, что это около 20 млн долларов, положенных в траст на имя Джорди, и около миллиона - на имя его родителей.

По словам Рэя, Джорди мог дать показания против Джексона в суде, если бы Калифорния дала ему гарантии защиты свидетеля. Но летом окружной прокурор Том Снеддон закрыл дело "в связи с отсутствием возможности получить показания от потерпевшего". Сегодня, 11 лет спустя, Снеддон преследует Джексона за совращение Гевина Арвизо.

В голову приходит мысль о том, что если бы Джорди дал показания вместо того, чтобы взять деньги, Джексон не предстал бы перед судом сегодня. Если бы Чандлеры не согласись молчать, они могли бы предупредить других родителей.

Повествование Рэя снимает с Чандлеров обвинения в вымогательстве. Я бы сказал, что обвинения в оппортунизме, жадности и глупости остаются в силе. В повествовании тревожит радость, которую испытывают Чандлеры, почуяв запах крови.

Книга Рэя заканчивается обвинением в адрес Джексона. "За фасадом славы и богатства скрывается совратитель малолетних, ничем не отличающийся от тех, кто пристает к детям на улице. "Пойдем ко мне домой, я дам тебе конфетку". Но в этой истории все хотят конфетку, за исключением, настаивает Рэй, его самого. Он заверяет меня в том, что передаст всю выручку от книги организациям, борющимся против совращения малолетних. Но он может рассчитывать, что блеск названия озарит и его.

По "семейным причинам", которые он не называет, но утверждает, что они не связаны с делом Джексона, он уже четыре года "не общается" с Эваном и племянником. Поэтому он не мог получить их разрешение на публикацию.

А если бы Джорди позвонил и попросил его не писать эту книгу? "Я не могу ответить на этот вопрос, я не знаю, конечно, я бы задумался".

Возможен ли справедливый суд над Джексоном в Калифорнии, мы узнаем в ближайшие полгода. Пока, придерживаясь терминологии Джексона, правосудие порой приобретает "космический" характер.

По словам Рэя, Джун с сыном не разговаривают. Джун с Дэйвом развелись, Дэйв проиграл иск, поданный против Джексона, ставшего причиной их разрыва. Эван, "оставшийся без гроша", живет в Нью-Йорке, сын помогает ему материально. Майклу Джексону, как мы знаем, не удалось навсегда спастись от суда. Что теперь будет? "Проблема в факторе популярности, - говорит Рэй. - Будут ли эти люди судить Майкла Джексона так же, как судили бы своего соседа?" Интересно, что Джексон на своем сайте просит именно о том, чтобы его судили как обычного гражданина.

Джорди, между тем, уже исполнилось 25 лет, он богатый студент последнего курса, у него есть постоянная девушка. Единственное, что омрачает его жизнь, это вероятность того, что его мать вызовут давать показания, и он может подвергнуться аналогичному давлению. А тут еще книжка его дядюшки, которая ворошит его прошлое, появилась во всех книжных магазинах.

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru