Архив
Поиск
Press digest
25 марта 2019 г.
1 февраля 2007 г.

Элани Скьолино и Кэтрин Беннхолд | The New York Times

Ширака не тревожит ядерный Иран, сказал он, но затем пошел на попятный

Президент Жак Ширак заявил на этой неделе, что, если у Ирана будет одна-две боеголовки, это не будет представлять большой опасности, а если Иран применит ядерное оружие против страны вроде Израиля, это приведет к немедленному уничтожению Тегерана.

Эти заявления, сделанные в понедельник в интервью The New York Times, The International Herald Tribune и еженедельнику Le Nouvel Observateur, сильно отличались от официальной французской точки зрения и от того, что Ширак говорит обычно.

Во вторник Ширак позвал тех же журналистов в Елисейский дворец, чтобы взять многие свои слова обратно.

Во время второго интервью Ширак неоднократно повторил, что накануне говорил не задумываясь, так как полагал, что говорит об Иране неофициально.

"Мне следовало быть внимательнее к выбору слов и понимать, что, наверное, мои слова собираются опубликовать", - сказал он.

Интервью, которое записывалось на пленку, велось при условии, что оно не будет опубликовано до четверга, когда в киосках появляется Le Nouvel Observateur.

В понедельник Ширак начал с того, что назвал "очень опасным" отказ Ирана прекратить производство обогащенного урана, который можно использовать для производства как электроэнергии, так и ядерного оружия. Затем он высказался по поводу Ирана, обладающего ядерным оружием.

"Я бы сказал, что опасно в этой ситуации не наличие ядерной боеголовки, - заявил он. - Наличие одной, а чуть позже, может быть, и второй бомбы, не так уж опасно. Но что очень опасно, так это распространение. Это означает, что, если Иран продолжит движение в избранном им направлении и в полной мере подчинит себе атомную энергетику, опасность не в бомбе, которая у него появится и от которой ему не будет никакой пользы".

Ширак сказал, что применение ядерного оружия против другой страны было бы для Ирана актом самоуничтожения.

"Куда он сбросит эту бомбу? На Израиль? - спросил Ширак. - Она не пролетит и 200 метров, а Тегеран уже сравняют с землей".

Было неясно, отражают ли первые заявления Ширака то, что он действительно думает. Если да, то это наводит на мысль о дальнейшем отходе от политики США, которые считают, что главный приоритет - помешать Ирану обрести возможность производить ядерное оружие.

В прошлом году Ширак в частном порядке иногда высказывал мнение, что появление у Ирана ядерного оружия неизбежно и что Иран может попытаться продать технологию другим странам. Но публичная политика была совсем иной. На самом деле, Елисейский дворец подготовил сильно отредактированную 19-страничную запись интервью, проведенного в понедельник, в котором нет данной Шираком оценки ядерного Ирана.

В запись даже вставлена фраза, которую Ширак не говорил, гласящая: "Я не вижу, какой сценарий может оправдать применение Ираном атомной бомбы".

В правительстве Франции - а также между Европой и США - есть разногласия по поводу того, в какой мере надо наказывать Иран за поведение, которое внешний мир не в силах изменить. Некоторые французские чиновники опасаются, что более агрессивные меры США в отношении Ирана приведут к конфронтации, подобной войне в Ираке, против которой выступала Франция.

Говоря о санкциях против Ирана, введенных в декабре Советом Безопасности, Ширак во вторник предупредил, что эскалация конфликта обеими сторонами неразумна. "Конечно, мы можем двигаться все дальше и дальше или все выше и выше по шкале реакции обеих сторон, - заявил он. - Но это, конечно, не наше мышление, не наши намерения".

Ширак подчеркнул, что наличие у Ирана ядерного оружия не так важно, как гонка вооружений, которая за этим последует.

"Действительно, для других стран региона, имеющих большие финансовые ресурсы, очень соблазнительно сказать: "Что ж, мы тоже это сделаем, мы поможем другим это сделать", - заявил он. - Почему бы этого не сделать Саудовской Аравии? Почему бы ей не помочь Египту сделать то же самое? Вот реальная опасность".

В январе Ширак планировал отправить своего министра иностранных дел в Иран, чтобы помочь в урегулировании кризиса в Ливане. Затея провалилась после того, как Саудовская Аравия и Египет выступили против нее, а члены правительства Ширака заявили, что ее ждет неудача.

Шираку, которому 74 года, осталось несколько месяцев до конца второго президентского срока. В 2005 году он перенес неврологический приступ и, по словам французских чиновников, стал далеко не таким точным в разговоре.

Во втором интервью Ширак отказался от своих слов, что Тегеран будет уничтожен, если Иран применит ядерное оружие. "Конечно, я беру назад свои слова "Тегеран сравняют с землей", - сказал он.

Он добавил, что ряд третьих стран не даст иранской боеголовке достичь цели. "Очевидно, что эта боеголовка, как только она будет запущена, будет немедленно уничтожена, - заявил Ширак. - У нас есть средства, у нескольких стран есть средства уничтожить боеголовку".

Ширак также отказался от своего прогноза, что ядерный Иран может побудить Саудовскую Аравию и Египет последовать его примеру.

"Меня занесло - потому что я думал, что это не для печати, - когда я сказал, что, например, для Саудовской Аравии и Египта будет соблазнительно последовать этому примеру, - заявил он. - Конечно, я беру свои слова обратно, так как ни Саудовская Аравия, ни Египет не делали ни малейших намеков на эти темы, и не моя задача делать их".

По поводу высказанного в первом интервью предположения, что Израиль может стать мишенью иранской атаки и нанести ответный удар, Ширак заявил: "Мне кажется, я не говорил вчера об Израиле. Может быть, говорил, но думаю, что нет. Я ничего об этом не помню".

Были и другие пояснения. Например, в первом интервью Ширак назвал Иранскую исламскую республику "довольно слабой". В следующем интервью он назвал Иран "великой страной" с "очень древней культурой", которой "принадлежит важная роль в регионе" как фактору стабильности.

Первые высказывания Ширака противоречили политике сдерживания, давно проводимой Францией, согласно которой у Ирана не должно быть ядерного оружия. Идея заключается в том, что появление у Ирана ядерного оружия даст ему возможность оказывать влияние на весь регион и угрожать соседям, а также пробудит у других стран региона желание получить боеголовки.

В годы президентства Ширака Франция присоединилась к США и другим странам в попытках наказать Иран за отказ прекратить обогащение урана, чего требовали МАГАТЭ и Совет Безопасности ООН.

Иран утверждает, что целью программы по обогащению урана является производство электроэнергии; Франция и многие другие страны, включая США, убеждены, что программа является частью оружейного проекта.

Целью первого интервью был разговор с Шираком об изменении климата и международной конференции, которая пройдет в Париже на этой неделе параллельно с конференцией ООН по глобальной экологии.

Вопрос об Иране возник после заявления Ширака о важности развития программ атомной энергетики, которые прозрачны, безопасны и надежны.

Во время рассуждений об Иране в ходе первого интервью пресс-секретарь Ширака передал ему рукописную записку, которую Ширак прочел вслух. "Да, он говорит мне, что мы должны вернуться к экологии", - заявил Ширак. Затем он продолжил обсуждение шиитов, которые в настоящий момент являются большинством в Иране, но меньшинством в исламском мире.

"У шиитов не такие реакции, как у суннитов или европейцев", - заявил Ширак, который в частном порядке не один год говорит, что не доверяет шиитам.

Во время двух встреч президент вел себя по-разному.

Во время первого интервью, которое прошло незадолго до полудня, он порой казался рассеянным, не мог вспомнить имена и даты и предоставлял советникам заполнение пробелов. Его рукопожатие было слабым. Говоря об изменении климата, он читал заготовленные ответы, распечатанные крупным шрифтом и размеченные желтым и розовым маркерами.

Во время второго интервью, которое было сразу после ланча, он выглядел увереннее и казался лучше владеющим темой.

Попытка Елисейского дворца изменить слова президента в официальном тексте не уникальна. По давней традиции французской журналистики, героям интервью, от президента до бизнесменов и деятелей культуры, дается возможность редактировать материалы в формате вопросов и ответов перед публикацией.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru