Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
1 июня 2018 г.

Юлия Йоффе | The New York Times

Что происходит, когда журналист воскресает из мертвых

"Существует слово, излюбленное Кремлем и всеми его представителями, которое пока не перешло в американский лексикон, жаждущий подобных заимствований из русского, - provokatsiya", - пишет в статье, опубликованной в The New York Times, журналистка Юлия Йоффе. "Отравление бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Британии? Provokatsiya! Удар, в результате которого был сбит рейс MH17 Malaysia Airlines над Восточной Украиной? Provokatsiya! Вмешательство Кремля в президентские выборы 2016 года? Очевидно, provokatsiya", - приводит она примеры.

"До 30 мая было легко смеяться над кремлевскими воплями: "Провокация!" как над циничным способом отвлечь наше внимание от фактов и переключить его на крайне маловероятные и откровенно конспирологические версии. Но после махинаций российского журналиста Аркадия Бабченко отвергать такие утверждения стало намного труднее. На сей раз оказалось, что российская сторона права", - говорится в статье.

Напомнив о событиях вторника и среды, Йоффе отмечает: когда разнеслась весть об убийстве Бабченко, "почти не было сомнений в том, что это сделал Кремль". "Только за последние два года киллеров, действовавших по приказам России, заподозрили в убийстве двух журналистов и бывшего российского депутата в Киеве. Кто еще убивает российских журналистов за их профессиональную деятельность? Кто еще охотится за своими врагами вдалеке от российских границ?" - говорится в статье.

"Источники, близкие к Кремлю, немедленно выкатили объяснения, что это сплошная provokatsiya: зачем президенту Путину убивать антипутински настроенного журналиста, когда все первым обвинят самого Путина?" - напоминает Йоффе. Независимые журналисты смеялись над этими попытками переложить на кого-то вину, пока в среду Бабченко не воскрес. "Самый маловероятный сценарий - версия, что Киев инсценировал это, дабы выставить Москву в дурном свете, - оказался правдой", - комментирует автор.

"Независимые российские журналисты возмутились. Все те идеалы и этика, за которые государство подвергало их маргинализации, преследовало и убивало, Бабченко сжег одним киношным сговором с управлением госбезопасности. Кто теперь будет доверять этим журналистам?" - пишет Йоффе.

Йоффе указывает: журналист, который ненавидит Кремль, превратил крики Кремля о провокациях в подлинное оружие. "Высшие официальные лица Украины, не посвященные в секрет инсценировки, уже подняли в ООН вопрос об убийстве Бабченко, возлагая вину на Россию. Что теперь будет с их претензиями? А со всеми их обоснованными претензиями в будущем? После воскресения Бабченко ничего нельзя знать заранее", - рассуждает автор.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru