Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
2 ноября 2021 г.

Бенуа Виткин | Le Monde

Россия и миф о счастливой смене климата

"Развитие сельского хозяйства, новые морские пути... Фантазии о возможных выгодах для страны заставляют Россию занимать выжидательную позицию перед лицом глобального потепления. А недавнее объявление о достижении углеродной нейтральности к 2060 году вызывает скептицизм", - пишет корреспондент Le Monde в Москве Бенуа Виткин.

"Неужели будущее человечества окажется где-нибудь в глубине Якутии (ныне называемой Республика Саха), одной из самых холодных частей мира? Точнее, в Вилюйске, населенном пункте, расположенном в 8 часах езды от региональной столицы Якутска? В этом месте, где зимой температура опускается ниже -50 C, в 2020 году впервые собрали урожай пшеницы, ячменя и овса. Всего 17 тонн зерна, сообщил по телефону руководитель МКУ "Департамент сельского хозяйства" Павел Инокентьев. "Мы впервые попробовали якутский хлеб", - с гордостью сказал он. - И часть нашей муки мы отправляем в другие районы".

(...) "В то время, когда глобальное потепление вызывает тревогу по всей планете, "вкусного" хлеба Вилюйска, пусть даже ставшего плодом чрезмерных вложений, достаточно для разжигания смелых фантазий. В районе уже проводились сельскохозяйственные опыты в начале 1960-х годов, но с гораздо более скромными результатами. "В то время было - 5 C в конце сентября, - поясняет Инокентьев. - Сегодня [в то же время года] у нас выше 5 C ".

(...) "Почему бы глобальному потеплению не стать сравнительным преимуществом России в XXI веке?" - задается вопросом Александр Чернокульский, эксперт Института физики атмосферы РАН. В 2003 году Владимир Путин сформулировал уравнение еще проще, по принципу, что если будет на два-три градуса больше, то это не драматично, а может быть, даже хорошо: мы будем меньше тратить на меха", - передает автор статьи.

"С тех пор позиция президента России, безусловно, изменилась. В середине октября, накануне конференции COP26 в Глазго, Путин даже развернулся на 180 градусов, поставив амбициозную цель - но без плана действий или промежуточной цели - достижения Россией углеродной нейтральности к 2060 году. Однако на видение России по-прежнему влияет идея о "выгодах", которые страна может надеяться получить от глобального потепления", - продолжает журналист.

(...) "Среди этих выгод наиболее часто упоминаются знаменитый Северный морской путь, то есть перспектива увидеть корабли, путешествующие через свободный ото льда Северный Ледовитый океан, соединяющий Азию с Европой, такой маршрут намного быстрее тех, которые существуют сегодня. Однако уже с начала 1970-х годов советский климатолог академик Михаил Будыко был одним из немногих ученых, которые предупреждали об опасности глобального потепления", - пишет Le Monde.

(...) "Российские наследники Будыко сегодня столь же скептически относятся к идее изменения климата на благо России. Георгий Сафонов, директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ Высшая школа экономики, доходит до того, что говорит о "мифах", которые служат лишь для оправдания бездействия России. Александр Чернокульский признает, что "переходная фаза" будет как минимум опасной и что "в каждом случае должны быть изучены плюсы и минусы".

(...) "Во-первых, отмечает Сафонов, сельскохозяйственные регионы, которые могут быть использованы в будущем, являются удаленными, малонаселенными и не имеют никакой инфраструктуры. Хуже того, гипотетическая прибыль вряд ли компенсирует потери от изменения климата в южных регионах, где сосредоточена большая часть производства".

"С 2010 года проблемы засухи фиксируются почти каждый год, в результате чего теряется до трети посевов в самых развитых сельскохозяйственных регионах Ростова, Краснодара, Волгограда или Ставрополя. Подсолнухи и кукуруза вытесняют пшеницу, и целые регионы стираются с сельскохозяйственной карты, например, северный Дагестан превращается в песчаную пустыню", - говорится далее.

(...) "Идея о возможной выгоде весьма иллюзорна и, похоже, в основном используется некоторыми для того, чтобы заработать деньги, - указывает Иван Блоков, директор по программам "Гринпис" в России. - Такая аналогия работает и с пожарами: большие суммы выделяются на лесовосстановление, но каждый год гораздо большие площади уничтожаются пожарами без какого-либо вмешательства правительства"

(...) "В результате для российской позиции характерны в первую очередь выжидательность и скептицизм. Пусть даже сейчас признается реальность потепления (в России оно происходит в 2,5 раза быстрее, чем на остальной планете), но ответственность человека за этот процесс по-прежнему часто подвергается сомнению, в том числе Владимиром Путиным. С момента вступления в должность президента России в 2000 году выбросы углерода увеличились на 15%", - комментирует Бенуа Виткин.

(...) "По мнению Сафонова, стратегию российского государства можно описать просто: "Пока есть уголь, углеводороды, надо их добывать и продавать. Перед лицом этого принципа десятилетний горизонт кажется чрезвычайно далеким... "

(...) "Общественное мнение тоже не превращается в фактор перемен. Оно может заставить себя услышать по поводу местных экологических проблем, но вряд ли готово мобилизоваться ради такой темы как глобальное потепление. По мнению экспертов, как и везде, наиболее эффективными драйверами могут оказаться финансовые проблемы. Тема таяния вечной мерзлоты возникла, например, не из-за глобальных рисков, которые оно представляет (выброс метана), а из-за угроз, которые это таяние представляет для зданий - и в первую очередь для нефтегазовой инфраструктуры (ежегодно регистрируются тысячи инцидентов на газо- и нефтепроводах)", - поясняет автор публикации.

"Еще более решающим должен стать проект по внедрению Механизма трансграничного углеродного регулирования (CBAM) на границах Европейского Союза, представленный в июле 2021 года. Такой план способствовал бы значительному удорожанию российского экспорта и даже поставил бы под угрозу целые отрасли, в первую очередь производство алюминия и стали, а также удобрений. Первой реакцией России было представить эту инициативу как эпизод торговой войны и пригрозить повышением налогов на различные европейские товары", - говорится в статье.

"Но это общемировая тенденция, - отмечает Сафонов. - Подобные планы имеют и другие импортеры российской продукции, такие как Южная Корея, Казахстан...".

"Предприятия вынуждены будут сдвинуться с места, - утверждает Чернокульский. - Они могут стать двигателями перемен в России".

"На данный момент заявления Владимира Путина о достижении углеродной нейтральности к 2060 году вызвали довольно единодушный скептицизм. Но они уже породили робкие дебаты о стоимости энергоперехода, которую первый вице-премьер России Андрей Белоусов оценил в 1 трлн евро за 30 лет, высказался он и о возможных выгодах. Страна обладает значительным потенциалом в области возобновляемых источников энергии и технологий для реформирования своих наиболее загрязняющих отраслей, включая угольные шахты Кузбасса. И все это ничего бы не отняло от перспектив хлеба из Якутии", - резюмирует Бенуа Виткин.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru