Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
2 февраля 2007 г.

Алекс Уильямсон | The Economist

Радиоактивный субъект

Можно было бы подумать, что для России удобной возможностью продемонстрировать готовность к сотрудничеству являются регулярные обещания президента страны Владимира Путина ограничить международный трафик опасных ядерных материалов. Между тем публикация на прошлой неделе последних пикантных подробностей спецоперации в Грузии, в ходе которой, как сообщают, был задержан российский гражданин из Владикавказа и несколько его грузинских сообщников с 80 граммами высокообогащенного урана оружейного класса, является "провокацией", громогласно заявил министр иностранных дел России.

Впервые об этой операции сообщили в феврале прошлого года, после чего Россия возненавидела Грузию. Однако ядерная холодность Кремля этим не ограничивается. Хотя Россия продолжает сотрудничать с Америкой в сфере защиты опасных ядерных материалов в мире - последним эпизодом такого сотрудничества стала доставка обратно в Россию 286 килограммов высокообогащенного уранового топлива с реактора в Дрездене, - ухудшающееся настроение российских чиновников внутри страны сулит недоброе.

Россия не единственная страна, отличающаяся привычкой к контрабанде ядерных материалов. Помимо грузинской спецоперации, в собранных МАГАТЭ данных имеется информация о 16 подтвержденных случаях подобного рода в мире, начиная с 1993 года - когда высокообогащенный уран или плутоний (оба из которых в определенной форме могут применяться для изготовления ядерного оружия) был похищен, утрачен или захвачен, в основном в Европе или России. Однако не все страны торопятся об этом сообщать: Китай, Индия и Пакистан только с прошлого года входят в число 95 поставщиков сведений. Наименее полную информацию мы имеем относительно самых опасных точек мира, включая Африку и Ближний Восток.

Грузинский инцидент вызывает тревогу. Обнаруженный уран был обогащен примерно до 90% и предназначен для изготовления оружия (топливный уран обычно обогащается до 5% или меньше, на большинстве исследовательских реакторов используется более высокообогащенный уран - около 20%). Представители Грузии говорят, что арестованный сообщил им, что взял свои 80 граммов в пока не обнаруженном тайнике, где имеется 2-3 кг материала. Этого недостаточно для изготовления оружия - для этого требуется около 25 кг высокообогащенного урана - но и этого достаточно, чтобы представлять угрозу.

Этот эпизод сильно напоминает случившееся в 2003 году, когда на грузинско-армянской границе было захвачено 170 граммов аналогичного материала. Армянский контрабандист также сказал, что взял его во Владикавказе, хотя тесты показали, что источник материала - российское атомное предприятие в Новосибирске.

Хотя объемы материала оружейного класса, который захватывает полиция, обычно довольно малы, последствия попадания такого материала в руки террористов огромны. Лидер "Аль-Каиды" Усама бен Ладен назвал получение оружия массового поражения своей "священной обязанностью".

Некоторые эксперты считают, что создание такой бомбы лежит за пределами возможностей террористических группировок, другие с этим не согласны. Однако "грязная бомба", сделанная при помощи обычной взрывчатки, ядерных отходов и других радиоактивных материалов, составляющих основной объем похищенных и потерянных материалов, известных МАГАТЭ, может быть весьма разрушительна.

А известные случаи могут составлять только половину от реальных. Те, кто ищет покупателя, чаще попадаются, а те, кто уже знает, кому сбыть товар, могут избежать полицейских ловушек.

Да и "Аль-Каида" не является единственным потенциальным клиентом. Чеченские боевики, которые совершили нападение на московский театр в 2002 году, первоначально рассматривали возможность нападения на исследовательский атомный реактор неподалеку от Института Курчатова. Среди перечислений деятельности террористов в России в статье за сентябрь 2006 года в издании Annals of the American Academy указаны наблюдение за ядерными реакторами с целью грабежа, слежка за поездами, транспортирующими ядерное оружие в России, и даже план по захвату атомной подлодки.

На саммите в Братиславе в 2005 году президенты России и США согласились активизировать международные усилия с целью обезопасить ядерные материалы. Это охватывало перевозку свежего и отработанного топлива из 100 исследовательских ректоров в 40 странах, куда Россия и США поставляли материалы во время холодной войны. В некоторых случаях это топливо было преобразовано в менее опасный низкообогащенный уран. Тем временем Американская национальная администрация по ядерной безопасности укрепляет охрану плохо защищенных мест с низкооплачиваемой охраной и ненадежными замками.

Обеспокоенность России в связи с терроризмом является одним из стимулов для решения ею этой проблемы. Другим являются американские деньги. После распада Советского Союза Америка помогала уничтожать тысячи ядерных боеголовок, собирать ядерные отходы и находить рабочие места для безработных российских ученых, занимавшихся оружием.

Окно таких возможностей сотрудничества закрывается, говорит Лора Холгейт из организации "Инициатива по ядерной угрозе", которая оплачивала возвращение российского атомного топлива с некоторых зарубежных реакторов. Большая часть легкой работы в России была сделана. Однако российские чиновники все еще отказываются от помощи на самых опасных ядерных точках, где хранятся максимально опасные материалы. Если Америка не будет заглядывать ей через плечо, говорит Холгейт, неизвестно, будет ли Россия так же усердно обеспечивать безопасность и преследовать нарушителей. А если, как обнаружилось в Грузии, она не хочет слышать о том, что ее контроль небезупречен, то внешним силам трудно будет найти возможности помочь России.

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru