Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
2 февраля 2016 г.

Катрин Хилле | Financial Times

Гнев Путина на Эрдогана отрицательно сказывается на торговых связях Татарстана

В Нижнекамске, городе в российской республике Татарстан, Алмаз Хайватов продает платья, юбки и пальто, сделанные в Турции. Но теперь он каждый день ожидает, что вот-вот останется без работы, пишет корреспондент The Financial Times Катрин Хилле.

"У нас не было никаких новых поступлений в этом году, и мой начальник не возвращался из Турции с ноября", - говорит Хайватов.

"Хотя российская экономика давала сбои в последние месяцы, что приводило к сокращениям бюджета и продаже государственных активов, ситуация в Татарстане оставалась необычно стабильной, - отмечает журналистка. - Если российский ВВП в целом сократился на 3,7% в прошлом году, то ВВП Татарстана остался без изменений".

Но теперь даже жизнестойкость Татарстана подвергается испытаниям. Причина тому - не падение цен на нефть или западные санкции, а санкции Москвы против Турции, важного торгового партнера Татарстана, поясняет автор.

"Это политическая борьба, но она наносит удар по компаниям и людям", - говорит Наки Карааслан, глава Ассоциации российских и турецких предпринимателей.

Карааслан ожидает, что турецкие инвестиции в России - большинство которых оказываются в Татарстане - сократятся наполовину в этом году, и предупреждает о том, что больше 100 тыс. российских рабочих мест зависят от принадлежащих Турции фирм, многие из которых поставлены под угрозу.

"Экономическое влияние Турции заметно в особой экономической зоне "Алабуга", индустриальном парке с особыми налоговыми льготами, расположенном на берегу реки напротив Нижнекамска", - отмечает Хилле.

"В условиях активного лоббирования со стороны Казани Москва опубликовала "белый список" из 64 турецких компаний, выведенных из-под санкций. В него вошли все турецкие арендаторы в зоне "Алабуга", - говорится в статье.

Однако двусторонние экономические отношения трещат по швам из-за санкций. "Что такое 64 компании? Всего их почти две тысячи", - сетует Карааслан.

Он жалуется на то, что смутный характер указа Москвы о санкциях побудил многих бюрократов в российских регионах применять их как можно жестче, и суровые меры убивают мелкие фирмы.

"Если это продолжится, то правительство Татарстана станет менее готовым к сотрудничеству с Москвой и более упрямым", - предсказывает чиновник из Казани.

"Это имеет значение, - поясняет Хилле, - потому что Татарстан - один из немногих, если не единственный, регион в России, к которому понятие федерализма применяется не только номинально".

"Когда Москва перестраивала отношения с российскими регионами после распада Советского Союза, Татарстан и Чечня отказались подписать федеративный договор. В то время как в Чечне началась война, Татарстан в конечном итоге согласился войти в состав Российской Федерации, но на условиях отдельного двустороннего договора", - напоминает Хилле.

Но до сих пор Путин не проявлял умеренности, констатирует автор: на прошлой неделе он пригрозил расширить ограничения для турецких компаний. В частности, Путин призвал российский бизнес забрать у турок "кусок пирога" в строительной сфере, говорится в статье.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru