Архив
Поиск
Press digest
9 июля 2020 г.
2 июля 2015 г.

Дэвид М.Хершенхорн | The New York Times

Россия считает опасными россиян, которые переходят в ислам

"В подростковом возрасте, живя в Петербурге, Максим Байдак вращался среди неонацистов и правых националистов, но российские спецслужбы по большей части его трогали, - повествует журналист The New York Times Дэвид М.Хершенхорн. - Но, когда он отошел от идеи превосходства белых славян и пришел к Богу (а именно, принял ислам и возглавил группу этнических русских-мусульман), за ним установили почти беспрерывную слежку, и сотрудники спецслужб часто принуждали его, угрожая оружием, сесть в машину".

"Затем, как-то утром в 2013 году, "коммандос" в масках - сотрудники специального управления по борьбе с экстремизмом - ворвались в его квартиру и арестовали его. В течение двух дней его допрашивали, иногда надевая ему на голову черный капюшон. Он сказал, что его "пытали": душили, применяли электрошок, угрожали смертью", - говорится в статье.

Теперь Байдак живет в Турции, куда бежал после того, как судья освободил его без предъявления обвинений. "Посмотрите на меня: я журналист, я блоггер, - заявил Байдак. - Я политический активист продемократической ориентации, суфийской ориентации, но меня арестовали, словно... даже не знаю кого... Бен Ладена".

Хершенхорн комментирует: если для европейских стран террористы-исламисты из числа их собственных граждан - относительно новая угроза, то Россия давно страшится восстания джихадистов на своей территории.

Для путинской России славяне, этнические русские, которые принимают ислам, - особенно опасная угроза. "Своим существованием они не только подогревают параноидальный страх России перед сепаратистским экстремизмом, но и ставят под сомнение православную национальную идентичность, которую Путин использует взамен коммунистической идеологии для объединения страны", - говорится в статье.

Власти также обеспокоены тем, что этнически-русские мусульмане готовы налаживать связи с другими антикремлевскими силами: националистами, продемократическими организациями и даже организациями, которые борются за права геев.

Гонения, начавшиеся перед Олимпиадой в Сочи, повлекли за собой широкие аресты не только на Кавказе, но во всей европейской части России и даже в Новом Уренгое, отмечает корреспондент. За границу хлынула волна беженцев, которые ищут безопасности и свободы вероисповедания.

"Мусульманские лидеры и правозащитники говорят, что подход российских властей, часто жестокий, также увеличил притягательность ИГИЛ. Недавно российские власти заявили, что сотни российских мусульман отправились в Сирию", - говорится в статье.

Внимание российских спецслужб к новообращенным мусульманам отчасти основано на убеждении (разделяемом некоторыми экспертами), что такие люди чаще становятся экстремистами и совершают теракты. И все же правозащитники говорят, что российские спецслужбы практикуют жесткий подход и часто преследуют безвинных.

Вячеслав Али Полосин, бывший православный священник, принявший ислам, говорит, что русские христиане переходят в ислам по разным причинам: брак с мусульманином, желание найти мужа, которому религия запрещает пить, политические или финансовые соображения и, наконец, привлекательность ислама как религии.

"В любом случае, по словам Полосина, новообращенные сталкиваются с глубоко укорененной дискриминацией, которой в России подвергаются все мусульмане. В этом ряду - попытки не допустить строительства новых мечетей, хотя население растет", - говорится в статье.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru