Архив
Поиск
Press digest
23 августа 2019 г.
2 июня 2006 г.

Нильс Краймайер и Хуберт Ветцель | Financial Times Deutschland

Дипломатия в клубах табачного дыма

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров считается ключевой фигурой в переговорах о резолюции по Ирану. Как искусный тактик, этот дипломат старается сохранить хорошие отношения с Западом, не утратив при этом влияния на Ближнем Востоке

Во время одной из последних встреч министров иностранных дел, посвященной ядерной программе Ирана, Сергей Лавров сделал своим коллегам маленькое одолжение: заядлый курильщик, он потянулся за сигаретой лишь к концу беседы. Поскольку он находился в окружении исключительно некурящих, Лавров сначала обошел стол, а потом попросил пепельницу.

Непродолжительный отказ от курения - это, пожалуй, единственная уступка, которую Лавров сделал в ядерном конфликте своим коллегам из Вашингтона, Берлина, Парижа и Лондона. В течение нескольких месяцев США и государства так называемой "европейской тройки" - Германия, Франция и Великобритания - пытаются склонить Москву к более жесткому курсу в отношении Тегерана. В течение нескольких месяцев российское правительство (и следом за ним Пекин) сопротивляются - обычно вежливо, но непреклонно.

Никаких санкций, никакого применения силы в отношении Ирана

Вообще-то Москва официально тоже расценивает иранскую ядерную программу как угрозу и требует остановки работ над обогащением урана. Но как только США и Европа хотят пригрозить Тегерану экономическими санкциями, Россия, имеющая право вето в Совете Безопасности ООН, берет Тегеран под свое крыло. Никаких санкций, никакого применения силы, заклинает российское правительство.

Лавров в этой игре находится на переднем фронте. Всегда элегантно одетый министр иностранных дел - профессиональный дипломат. Прежде чем стать министром иностранных дел, он десять лет представлял страну в ООН и снискал славу искусного посредника. В жестких дискуссиях вокруг войны в Косово, а позже - в Ираке Лавров стал первым лицом российской дипломатии.

Москва во внешнеполитическом тупике

С ловкостью, которая вызывает уважение со стороны его западных коллег, Лавров ныне представляет интересы Москвы в ядерном споре с Тегераном. Если в двух словах, то его миссия заключается в следующем: стараться до последнего предотвратить введение санкций, не рассердив при этом Запад окончательно.

Ведь втянувшись в ядерный конфликт, Москва оказалась во внешнеполитическом тупике. "Либо Россия помогает Западу в оказании давления на Иран и ослабляет тем самым свои позиции в исламском мире, - говорит Владимир Евсеев, эксперт по Ближнему Востоку в комитете по обороне Государственной думы, - либо она ухудшает свои отношения с Западом", открыто помогая Ирану.

К этому следует добавить, что Россия имеет в Иране серьезные экономические интересы, связанные, прежде всего, со строительством атомных электростанций. Однако одновременно Москва совсем не заинтересована в том, чтобы исламский режим обладал ядерным оружием. "Нельзя допустить, чтобы Иран создал запасы высокообогащенного урана и плутония", которые можно было бы использовать для создания атомной бомбы, говорит Евсеев.

Выиграть время

По мысли Евсеева, нынешняя стратегия российского правительства заключается прежде всего в том, чтобы выиграть время. Решение о возможных санкциях в отношении Ирана - момент, по которому Москве так или иначе придется определиться, - следует оттянуть на возможно более долгий срок.

Лавров тянет время, как только может. После того как МАГАТЭ передало иранское досье в Совет Безопасности, Москва долго блокировала ни к чему не обязывающую резолюцию. В конце концов США и Европе, чтобы продвинуться вперед, пришлось вычеркнуть из проекта все формулировки, которые не устраивали Россию.

Лавров держит курс на успех

Так все и продолжается: переговоры по резолюции Совбеза в отношении Ирана неделями топчутся на месте из-за противодействия, оказываемого Россией. Несколько недель назад, во время встречи министров иностранных дел по ядерному конфликту в Нью-Йорке, Лавров искусно воспользовался атакой американского вице-президента Дика Чейни на Путина, чтобы сменить тему. Вместо того чтобы говорить про Иран, Лавров стал возмущаться поведением Чейни и американского правительства. "Лавров делал это очень профессионально", - признал один западный дипломат.

Успех министра говорит сам за себя. Вашингтон и европейцы уже далеко пошли навстречу России. Европейцы - добровольно, так как они непременно хотят, чтобы Россия находилась с ними в одной лодке, США - с зубовным скрежетом, поскольку у них не осталось выбора. В запланированной резолюции ООН, как того требовали США, о жестких санкциях уже нет и речи. Вместо этого страны "европейской тройки" сделали Ирану новое предложение, а Вашингтон объявил, что готов к прямым переговорам с Тегераном. Лавров может откинуться в кресле - и спокойно закурить.

Источник: Financial Times Deutschland


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru