Архив
Поиск
Press digest
22 января 2019 г.
3 апреля 2006 г.

Оуэн Мэттьюз | Newsweek

Судьбоносные перемены

Нужно ли выгнать Россию из эксклюзивного западного клуба? Конечно, нет

Петр Первый построил Санкт-Петербург в надежде на то, что его широкие бульвары в духе неоклассицизма докажут скептичной Европе, что Россия - уже не варварское азиатское княжество, а часть западной цивилизации. Владимир Путин готовится председательствовать этим летом на саммите "большой восьмерки" в старой имперской столице, и перед ним стоит такая же задача. На волне потока нефтедолларов российский президент трансформировал свою страну из нефункциональной, утопающей в долгах постсоветской пустоши в крупного мирового экономического и политического игрока. Единственное, чего ему не хватает, - это признания со стороны коллег: да, Россия является полноправным членом клуба ведущих индустриально развитых демократических стран.

Но ему, вероятно, придется подождать. Вместо триумфального мероприятия санкт-петербургский саммит быстро принимает форму крупнейшего пересмотра отношений России с Западом после краха Советского Союза. Вместо признания, которого жаждет Путин, ведутся разговоры о том, чтобы разбавить членство России в "большой восьмерке", оживив "большую семерку". На прошлой неделе его старый друг Джордж Буш ответил на призывы бойкотировать саммит, с новой силой зазвучавшие после предположений о том, что Россия передавала военные тайны Саддаму, не столь уж приятными словами поддержки: "Я не отказался от России". Отказаться от России? Всего лишь восемь лет назад Россию с почетом приняли в G8, а теперь складывается впечатление, что критики в Брюсселе и Вашингтоне говорят о ней как о сомнительном государстве-изгое.

Судьбоносные перемены в России - на взгляд Запада - были быстрыми и значительными. Доверие европейцев этой весной подорвало прекращение Кремлем поставок газа на Украину в то время, когда Европа вносила финальные штрихи в свои долгосрочные экономические стратегии, связанные с Россией. А затем был принят новый кремлевский закон, ограничивающий деятельность неправительственных организаций, работающих с целью построения гражданского общества в России - за свои старания эти организации были вознаграждены огневым валом враждебности и обвинений в шпионаже. Недавно последний диктатор Европы Александр Лукашенко в Белоруссии был переизбран на пост президента на фоне жестокости полиции, с одной стороны, и мощной поддержки из Москвы - с другой.

Более того, как удалось узнать Newsweek, Европейский суд по правам человека (уже рассматривающий сотни дел по поводу нарушений прав человека в России) ускорил рассмотрение иска бывшего олигарха ЮКОСа Михаила Ходорковского, осужденного по обвинениям в неуплате налогов и мошенничестве после того, как он бросил Путину политический вызов. Скоро европейские судьи скажут свое слово о справедливости этого дела, которое, по мнению многих наблюдателей, стало символом злоупотребления Кремлем властью.

Нигде эти перемены не ощущаются острее, чем в Америке. Кульминацией стало заявление Пентагона в прошлом месяце о том, что посол России в Ираке накануне вторжения передал американские военные планы Саддаму Хусейну. Это породило хор осуждающих голосов из конгресса. "Они подвергли опасности жизни американцев, - гремел сенатор Эдвард Кеннеди. - Я думаю, нужно пересмотреть то, едем ли мы на саммит "большой восьмерки". Более того, эта новость вызвала мини-лавину критики по поводу грехов России - от неуклонного подавления Путиным гражданского общества внутри страны до поддержки поносимых диктаторов в ближнем зарубежье.

Новое мышление четко проявилось в новой стратегии национальной безопасности Белого дома, обнародованной в минувшем месяце. Отныне главная цель внешней политики Вашингтона - это "поддержка демократических движений и институтов во всем мире". И помощник госсекретаря США Николас Бернс говорил без обиняков, указав, какие регионы мира Вашингтон имеет в виду. США сделают упор на "поддержке демократии и противостоянии угнетению в Центральной Азии и на Кавказе", сказал Бернс, а также на содействии "Украине и Грузии в установлении связей с НАТО и ЕС". С точки зрения США Россия, похоже, стала главным препятствием для геостратегических интересов Америки.

Какое изменение по сравнению с 2000 годом, когда Буш "заглянул Путину в душу" на встрече в Братиславе и увидел там надежного партнера! После этого Путин не терял времени, сооружая свое видение "демократии" - подрывая любые источники оппозиции, закрывая независимые телеканалы, отменяя выборы региональных губернаторов, а также ведя кровавую войну в Чечне. Но вот в чем камень преткновения: большая часть антидемократического наступления Путина пришлась на его первый срок, когда он еще был в милости у Вашингтона. Так что же изменилось? Ответ, говорит Алексей Арбатов, бывший председатель комитета по обороне в парламенте, заключается в том, что "Россия становится более независимой в своей внешней политике; она становится более напористой в бывшем Советском Союзе".

С точки зрения Кремля, "пересмотр" отношений с Россией - это чистой воды лицемерие, спровоцированное мнением о том, что Россия переходит дорогу интересам США. Все началось, вероятно, с кремлевской оппозиции американской войне в Ираке, и разрослось из-за продолжающейся ядерной конфронтации с Ираном. В последнее время, когда Москва пригласила представителей "Хамаса" в Россию после их победы на выборах, Вашингтон пожаловался, что Кремль потакает терроризму.

"С настоящего момента главным критерием в отношениях между США и другими странами будет следование американским представлениям о демократии", - возмущенно заявил представитель министерства иностранных дел России. И действительно, почему Россия не должна проводить независимую политику, спрашивает ее элита? Неужели после неразберихи, которую США устроили в Ираке, Москва должна сидеть сложа руки, пока Вашингтон, например, оказывает давление на Тегеран и палестинцев?

Несмотря на всю шумиху вокруг "большой восьмерки" и вокруг того, считать ли Россию ее членом с хорошей репутацией, Москва имеет готовые и зачастую разумные ответы на большинство обвинений, выдвигаемых против нее. Конечно, при Путине в России демократия находится в откате, настолько же глубоком, насколько активно он пытается это отрицать. Однако верно и то, что российский президент тут не первый. Его предшественник Борис Ельцин, давний любимец Вашингтона, не скромничал, пытаясь запугать практически все СМИ, когда принуждал поддержать его переизбрание в 2006 году. Однако, когда Путин сделал то же в 2004 году, американская неправительственная организация Freedom House понизила статус России с "частично свободной" до "несвободной" (союзники США Иордания, Кувейт и Йемен остались "частично свободными").

Европа и США осуждают Россию за то, что она плетет интриги в ближнем зарубежье - от вмешательства в украинские выборы 2004 года до поддержки репрессивных режимов Белоруссии и Узбекистана. Однако Ельцин не только поддерживал Лукашенко, но и спонсировал сепаратистские войны в Абхазии, Южной Осетии и Нагорном Карабахе - в частности, для того, чтобы наказать отколовшиеся республики за нелояльность Москве. Путина правильно поливают грязью за войну в Чечне, но он унаследовал эту войну не от кого иного, как от Бориса Ельцина.

Вероятно, ничто не символизирует новую антидемократическую эру в России больше, чем дело Ходорковского. По мнению Запада, это дело современного, ориентированного на реформы бизнесмена-диссидента, поверженного бюрократами, которые умирали от зависти и чувствовали в его усилении угрозу для себя. Обвинения, выдвинутые против него - начиная с неуплаты налогов и заканчивая отмыванием денег - отвергались как преувеличенные, если не сфабрикованные. Но, хотя нет никаких сомнений в том, что решение о преследовании Ходорковского было действительно политически мотивированным, иск против него не был беспочвенным.

Пока Европейский суд по правам человека в Страсбурге готовится выслушать адвокатов олигарха о том, что государство "преследует" их клиента, будет нелишне обратить внимание на таких юристов, как Питер Клейтман, юрист Renaissance Capital в Москве, который внимательно следил за этим делом. По его словам, позиция обвинения не только была хорошо аргументирована, но и доказала все пункты, не оставив никаких сомнений. "Ходорковский виновен, как и утверждало обвинение", - говорит он. Магнат ЮКОСа дошел до необычайных глубин, чтобы обойти российские законы и лишить страну сотен миллионов (если не миллиардов) долларов. "Нельзя помешать стране проводить в жизнь собственные законы", - подчеркивает Клейтман. Действительно, в конце 1990-х даже ЦРУ относило банк Ходорковского "Менатеп" к числу самых криминальных в России.

А теперь другие тревоги. В конце марта Путин обвинил Вашингтон в создании искусственных препятствий для вступления России во Всемирную торговую организацию, говоря о получении от американских коллег списка вопросов, требующих дополнительного урегулирования, в то время как Россия считала их улаженными еще много лет назад. И кое в чем он прав. Россия - единственная крупная экономика вне структуры ВТО, включающей 149 участников, и она пытается добиться вступления уже 13 лет. Вашингтон говорит, что Россия должна открыть свой банковский сектор и сократить DVD-пиратство. Однако в Китае, члене ВТО, действует гораздо более строгий контроль для иностранных банков и, как признает Дэн Гликсман, президент Ассоциации киноиндустрии Америки, уровень пиратства гораздо более высокий. Между тем, словно с целью сыпать соль на рану, Украина, крупный нарушитель прав интеллектуальной собственности, готовится к вступлению в ВТО благодаря поддержке США.

Пока неясно, чем обернутся сообщения о том, что посол России в Багдаде Владимир Титоренко передавал секретные военные разведданные иракским чиновникам. Российские чиновники говорят, что им скрывать нечего. "Мы не делали секрета из того, что поддерживали дипломатические отношения вплоть до самого конца, - говорит один российский дипломат в Москве. - В рамках тех отношений проводились широкие брифинги и обмен аналитическими материалами".

И Кремль, и администрация Буша не хотели бы допустить эскалации этих трений, но холодок в воздухе определенно присутствует. В недавнем докладе влиятельного Совета по международным отношениям в Нью-Йорке говорится, что "демократические члены G8, включая США" должны "защитить доверие к организации, фактически возродив "большую семерку" внутри "большой восьмерки". Цель - "убедить лидеров России в том, что завоеванную территорию можно и потерять".

Так неужели членство России в западном клубе действительно так шатко? Конечно, нет. Президент Буш, к примеру, даже не обдумывал всерьез идею отказа от поездки в Санкт-Петербург. Но травля России - это опасная игра, ибо она грозит отчуждением главного союзника Запада в России: самого Путина. Несмотря на все свои недостатки, он реформатор, причем гораздо более расположенный к Европе и США, чем большинство в Кремле или среди российского населения.

"Путину важно, чтобы Запад его ценил, - утверждает Абрамов. - Он считает Россию великой западной державой, это основа его мировоззрения. Его исключение станет личным оскорблением, это все равно что плюнуть ему в лицо". Словно чуя эту опасность, Буш попытался смягчить тон: "Я до сих пор думаю, что Россия понимает, что быть с Западом, сотрудничать с Западом и действовать в согласии с Западом, это в ее интересах". Достаточно справедливо. Но то, что это нужно произносить, свидетельствует о том, насколько широким стал разлом.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru