Архив
Поиск
Press digest
20 марта 2019 г.
3 августа 2005 г.

Крейг Муррей | The Guardian

Почему США никогда не признают, что их "кинули"

Против отвратительного режима в Узбекистане следует ввести санкции

Президент Узбекистана Каримов уведомил американскую базу о том, что она должна покинуть его страну. Это завершение дипломатической революции: Каримов отворачивается от Запада и возвращается в объятия России, искоса поглядывая в сторону Китая. США пытаются прикрыть свой уход дымовой завесой запоздалой озабоченности нарушениями прав человека в Узбекистане. Внезапно один из самых обхаживаемых союзников превратился - о, ужас - в злобного диктатора. (Помните Саддама?) Но действительность намного сложнее.

Первый и самый очевидный момент: США не сами удирают, их подталкивают к этому. Расправу в Андижане 13 мая, когда погибло не менее 600 демонстрантов, устроили узбекские силы, которые только в 2002 году получили от США 120 млн долларов на армию и 82 млн долларов на спецслужбы. До того как Каримов их вышвырнул, не было никаких признаков того, что американцы собираются пересмотреть свои военные отношения с Узбекистаном. Более того, генерал Ричард Майерс заявил о том, что они останутся прежними.

В марте нынешнего года британская армия отправила в Самарканд инструкторов обучать узбекских военных меткой стрельбе. Нам тоже не сказали, что мы перестанем это делать. И нет никаких признаков того, что мы перестанем пользоваться так называемой разведывательной информацией, которую ЦРУ и MI-6 получают от спецслужб Каримова, добывающих ее в камерах пыток.

На юге Узбекистана, в Термезе, есть еще одна, менее известная западная авиабаза. Ее арендует Германия. Немцы не стремятся уйти. Из всех западных министров самым частым гостем в Узбекистане является министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, возносящий хвалы режиму.

Совет по общим проблемам ЕС, который возглавляет Джек Стро, в ответ на расправу в Андижане заявил, что на время "приостанавливает развитие" сотрудничества ЕС с Узбекистаном. Можно себе представить, как сочиняли эту элегантную формулировку. Ее надо прочесть дважды, чтобы понять смысл - "ничего не предпринимать".

В намерения Каримова никогда не входило движение Узбекистана к демократии и рынку. Ограниченные эксперименты с привлечением западных инвестиций в середине 1990-х годов убедили его в том, что западный капитализм несовместим с сохранением полного контроля над экономикой в руках его семьи и ближайшего окружения. С тех пор в сфере инвестиций он полагается на российские и китайские государственные компании.

В действительности зловещее предзнаменование для американского влияния в Цетральной Азии имело место еще в конце прошлого года, когда Каримов предпочел российский "Газпром", а не американские компании для разработки крупных газовых месторождений в Узбекистане. Это решение поставило под сомнение жизнеспособность трубопровода, идущего через Афганистан к Аравийскому морю, краеугольного камня американской политики в Центральной Азии еще до начала войны в Афганистане. Сделку заключили печально известная дочь Каримова Гульнара и российский олигарх узбекского происхождения Алишер Усманов, которому принадлежит значительная доля компании Corus, образованной в 1999 году в результате слияния British Steel и голландской компании Hoogovens.

Многие считают альянс Каримовой и Усманова стратегией Каримова по назначению преемника. Но, конечно, живущая в Москве Гульнара оказала значительное влияние на смену внешнеполитического курса Узбекистана. Ей закрыт въезд в США, где ее ждет ордер на арест, выданный судом в связи со скандальным делом о разводе.

Другим важным фактором являются "цветные революции" на Украине, в Грузии и в Киргизии. Эдуард Шеварднадзе после своего свержения побывал у Каримова и предупредил его по поводу Сороса и других неправительственных организаций. Каримов немедленно вышвырнул Институт "Открытое общество" и ввел жесткие ограничения для других неправительственных организаций. Это помогло установить весьма теплые отношения с Владимиром Путиным.

На первый взгляд, Каримов совсем не тот человек, с которым стал бы обниматься Путин. После обретения независимости он разжигал националистические настроения, и 80% этнических русских, более 2 млн человек, покинули Узбекистан.

Но Путина и Каримова роднит нетерпимое отношение к оппозиции, ненависть к свободным СМИ и желание остановить распространение демократии. Проводимая Каримовым политика уничтожения оппонентов, которых он обвиняет в исламском экстремизме, имеет очевидные аналогии с политикой Путина в Чечне.

Что в таком случае происходит с региональной борьбой за власть? В Узбекистане живет половина населения Центральной Азии, он обладает стратегическим географическим положением и самой большой и лучше всех вооруженной армией. Но Казахстан при президенте Назарбаеве далеко обошел Узбекистан в экономическом плане, и не только из-за большего объема углеводородных ресурсов. Казахстан сохраняет баланс между Россией и Западом, имеет сравнительно открытую экономику и получает больше западных инвестиций.

Будущее Казахстана представляется сравнительно безоблачным. Одним из ключевых факторов непопулярности Каримова является то, что казахи, которых когда-то презирали как бедных родственников, сегодня живут намного богаче.

Но перспективы Киргизии и Таджикистана сумрачны. Это маленькие горные страны, не обладающие природными ресурсами. В Киргизии есть американская авиабаза. Каримов, при поддержке России и Китая в Шанхайской организации сотрудничества, будет оказывать на них давление, добиваясь, чтобы и они отвернулись от Запада. Чтобы они смогли ему противостоять, от западных стран и международных организаций потребуются огромные усилия.

Что же происходит сегодня в Узбекистане? Пока мировые державы крутятся и вертятся, положение ухудшается. В результате политики Каримова население все глубже погрязает в нищете, по существу, рабском труде на колхозных полях ради обогащения его семьи и окружения. Экономика зависима от производства хлопка, доходы от которого не приносят никакой экономической выгоды тем, кто его собирает.

Мы должны стремиться к тому, чтобы улучшить ситуацию в Узбекистане, а не ухудшить ее. Эта страна - второй в мире экспортер хлопка. Шагом вперед было бы введение торговых санкций против узбекского хлопка и тканей. Учитывая интересы американского хлопкового лобби и охлаждение отношений между США и Узбекистаном, этого даже можно добиться.

Крейг Муррей - посол Великобритании в Узбекистане в 2002-2004 годах.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru