Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
3 декабря 2007 г.

Оуэн Мэтьюз и Анна Немцова | Newsweek

Война в стенах Кремля

Когда несколько недель тому назад вооруженные AK-47 сотрудники двух российских правоохранительных ведомств не поладили у особняка в окрестностях Москвы, не было сделано ни одного выстрела, но до стрельбы едва не дошло. Сотрудники Федеральной службы наркоконтроля (ФСКН) бросили вызов подразделению ФСБ, которое прислали для ареста генерал-лейтенанта ФСКН Александра Бульбова. Правда, его не было дома - другое подразделение ФСБ перехватило его по прилете в московский аэропорт "Домодедово". После стычки Бульбов был заключен под стражу и до сих пор ожидает под арестом суда по обвинению в вымогательстве. Адвокат Бульбова уверяет, что его подзащитный невиновен. Ту же позицию занимает начальник Бульбова, глава ФСКН Виктор Черкесов. В открытом письме, написанном после ареста Бульбова, Черкесов назвал случившееся частью "междоусобицы внутри так называемого чекистского сообщества" - борьбы между двумя могущественными кремлевскими фракциями. Если таким склокам не противодействовать, они могут, как предостерег Черкесов, разрушить достигнутую Россией стабильность и привести к хаосу.

Забудьте о состоявшихся на прошлой неделе выборах в российский парламент - этот парламент просто ставит печать на законопроектах. Истинная политическая борьба в стране - жестокая схватка за богатство и власть - происходит в другом месте: в органах исполнительной власти в Кремле и вокруг них. Пока Владимир Путин готовится в соответствии с конституцией сложить с себя президентские полномочия в марте будущего года, когда истечет его второй срок, российские правящие кланы отстаивают свои интересы любой ценой, используя пестрый набор российских спецслужб в личных целях.

Ссора с участием Черкесова предоставляет редкостный шанс увидеть кое-какие детали одной из этих междоусобных свар. Из его открытого письма следует, что обвинения, предъявленные Бульбову, - это месть за то, что ФСКН расследует аферу в области импорта, к которой предположительно причастны высокопоставленные офицеры ФСБ. Причем Бульбов - не единственный из пострадавших сотрудников ФСКН: вскоре после его ареста умерли от смертельных доз радиоактивного яда Сергей Ломако и Константин Друженко, работавшие в санкт-петербургском отделении этого ведомства. Как предостерег Черкесов, междоусобица может стать повторением "войны банкиров" в конце 1990-х, когда олигархи ельцинской эпохи боролись между собой за трофеи приватизации, уничтожая последние остатки веры россиян в их систему.

Путинская Россия выглядит очень непохоже на ельцинскую - по крайней мере, на поверхности. Полковник ФСБ в отставке Геннадий Гудков, ныне депутат Думы (нижней палаты российского парламента), говорит, что нынешняя элита гораздо теснее связана и сплочена, чем когда-либо при Ельцине. "Брокеры власти" путинского режима - это клуб кремлевских чиновников, многие из которых лично связаны с президентом и его родным Санкт-Петербургом, причем среди них много его бывших сослуживцев по КГБ.

И все равно, говорит аналитик Станислав Белковский, имеющий связи в Кремле, "Россия сейчас в намного большей мере является олигархией, чем при Ельцине". В отличие от олигархов ельцинской эпохи новая элита Путина состоит из чиновников, а не бизнесменов. Каждый клан использует один из важнейших секторов государства в качестве источника доходов и покровительства: так, государственную нефтяную компанию "Роснефть" контролирует Игорь Сечин, заместитель главы администрации Путина, а во главе "Газпрома" стоит первый вице-премьер Дмитрий Медведев. И у каждого клана свои блюстители закона, которых он использует для достижения своих личных целей. Как показала стычка между ФСБ и ФСКН, только президент в силах удерживать их от вражды. "Путин контролирует это воинственное перетягивание каната, - говорит Вячеслав Никонов, кремлевский советник по политическим вопросам. - Никто, кроме Путина, не может обеспечить баланс между различными кремлевскими фракциями".

Эту работу Путин наверняка не сможет перепоручить в марте кому-то другому. Но как он сможет выполнять ее и в дальнейшем? Он мог бы внести поправки в конституцию и сохранять власть неопределенное время, если бы пожелал этого сам. Поскольку его рейтинг превышает 70%, а в парламенте он имеет прочное большинство, вряд ли кто-либо смог бы ему помешать. Но многие полагают, что Путин решительно выступает против идеи его превращения в пожизненного диктатора. "Он убежден, что Россией не может править хунта, - сказал бывший высокопоставленный кремлевский чиновник, говоривший о своем прежнем начальнике под условием анонимности. - Точно так же он знает, что его преемник на посту президента не может быть марионеткой".

Путину требуется новая политическая ниша. Один из возможных вариантов - роль лидера партии "Единая Россия", список кандидатов от которой он возглавлял на выборах в Думу, состоявшихся на прошлой неделе. Взамен настоящей избирательной кампании Кремль превратил предвыборный период в исступленный апофеоз преклонения перед Путиным. Сосредоточенное на нем внимание помогло отвлечь население от мыслей о ссорах кланов и избежать каких бы то ни было дискуссий о весьма реальных проблемах России. Пусть экономика на нефтяных доходах и растет, но растет и инфляция, а недовольство трудящихся выражается в открытой форме. Недавно забастовка, организованная, чтобы добиться повышения зарплаты, парализовала завод Ford Motor Co. во Всеволожске в окрестностях Санкт-Петербурга, а перед областным законодательным собранием в Астрахани провели демонстрацию около 1500 учителей и медсестер, требуя повысить зарплату в государственном секторе. Решение подобных проблем, по-видимому, полностью займет рабочее время нового президента. Конечно, если этот новый президент не будет по горло занят, разнимая дерущихся между собой чиновников и их частные армии.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru