Архив
Поиск
Press digest
27 февраля 2020 г.
3 февраля 2004 г.

Редакция | The Economist

Вперед, к марту

Оппозиция заламывает руки: переизбрание Владимира Путина представляется неизбежным. Но после этого даже для него не все будет просто.

Володя, Вова, Вовка (шутливо), Вовочка (любовно); Вовик, Вовчик (пренебрежительно); Владимир Владимирович (уважительно) или просто ВВП (загадочно) - как бы россияне его ни называли, невозможно не понять, о ком они говорят. Имя Владимира Путина - единственное, которое стоит знать в преддверии президентских выборов, назначенных на 14 марта.

Даже другой Владимир, ультра-националист и клоун Жириновский, более десятилетия являющийся одним из наиболее заметных персонажей российской политики, решил в них не участвовать. Равно как и лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Опрос, проведенный на этой неделе ВЦИОМ-А, показал: если бы выборы проводились сегодня, Путин получил бы 79% голосов. Его ближайший соперник Сергей Глазьев, бывший коммунист, ныне возглавляющий созданную Кремлем партию "Родина", набрал бы 4%.

Когда начнется кампания, рейтинги других кандидатов повысятся, если учесть то, что для регистрации им придется совершить невероятный рывок и собрать 2 млн подписей.

Единственным серьезным противником Путина может стать Ирина Хакамада из Союза правых сил (СПС). Но, наверное, и она может надеяться лишь на достаточно большое однозначное число. На прошедшем 24 января съезде, созванном, чтобы проанализировать сокрушительное поражение на декабрьских парламентских выборах, партия проголосовала против поддержки ее кандидатуры. Многие подвергли ее решение баллотироваться суровой критике, заявив, что оно придает выборам видимость правдоподобия, которой они не заслуживают. Кое-кто обвинил ее в сговоре с Кремлем, хотя своими резкими замечаниями в адрес Путина она отчасти развеяла эти подозрения.

Оппозиция пребывает в смятении со времени декабрьских выборов. СПС и "Яблоко", привычные носители либеральных ценностей, не преодолели 5-процентный барьер, дающий право на представительство в Думе. "Яблоко" всецело остается под влиянием своего давнего лидера Григория Явлинского, который тоже решил не баллотироваться в президенты.

Союз правых сил расколот. Борис Немцов, его бывший сопредседатель (все лидеры после поражения на выборах ушли в отставку) поддерживает Хакамаду, утверждая, что партия потеряла голоса из-за того, что слишком часто соглашалась с правительством, а теперь ей необходимо "позиционировать себя как оппозицию Путину по всем направлениям". Другое крыло во главе с Анатолием Чубайсом, руководителем государственной электрической монополии, по-прежнему верит в возможность оказывать давление изнутри.

Какое из направлений возьмет верх и кто возглавит СПС, будет зависеть от того, каких результатов добьется Хакамада. Кое-кто в партии рассчитывает на третий вариант: что премьер-министр Михаил Касьянов, который, как ожидается, после выборов потеряет свой пост, возьмет бразды правления в свои руки и принесет партии столь необходимую популярность. Они кивают на Украину, где Виктор Ющенко, бывший премьер-министром у президента Леонида Кучмы, сейчас стал маяком оппозиции и ее главной надеждой на президентских выборах.

Как бы то ни было, серьезный кандидат в президенты не из кремлевского круга может не появиться еще много лет. А власть Путина на протяжении следующего (и, если исключить изменения конституции, последнего) срока приблизится к абсолютной.

"Единая Россия", главная прокремлевская партия, представлена в Думе двумя третями депутатов, включая множество "независимых", вступивших в нее после выборов. Она контролирует все 29 думских комитетов. Верхняя палата, Совет федерации, фактически уже только штампует решения, что стало еще наглядней после того, как спикер Сергей Миронов, близкий союзник Путина, вынудил своего заместителя и главного соперника уйти в отставку.

Те, кто с одержимостью следит за перипетиями жизни Кремля, видят намеки на то, что Путин подавляет сопротивление и в своем ближайшем окружении. Касьянов смягчил свою критику юридической травли крупнейшей российской нефтяной компании ЮКОС и, похоже, с меньшим энтузиазмом относится к своей идее реформирования государственной газовой монополии "Газпром".

Похоже на то, что Касьянов пытается сохранить свой пост, а его кремлевские противники, враги бизнес-элиты, находятся на подъеме. Очередным подтверждением служит выдача прокуратурой ордеров на арест еще нескольких акционеров ЮКОСа и начало расследования по приватизации компании.

После того как министерство обороны начало наступление на военную верхушку, под угрозой оказался начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин. Его отставка может продвинуть надолго затянувшуюся военную реформу.

Но подождем апрельских ливней.

И все же дорога Путина не совсем гладкая. Во-первых, ему приходится учитывать борьбу в своем окружении. Если Касьянов уйдет, начнется серьезная битва за его пост, дающий возможность влиять на политику. Предпринимаются шаги по усилению государственного контроля над крупным бизнесом, особенно в сфере природных ресурсов, встает вопрос и о том, кто станет преемником Путина.

Тем временем неожиданно высокие результаты, которых добилась на парламентских выборах "Родина", воодушевили ее лидеров, особенно Глазьева, резко выступающего за новые повышения налогов для компаний, работающих в сфере природных ресурсов. Его власть минимальна, но его риторика является палкой о двух концах: она позволяет Путину выглядеть умеренным, но задевает чувствительные струны.

Вторым источником трений являются США. На этой неделе госсекретарь Колин Пауэлл побывал в Москве и высказал опасения по поводу демократии и верховенства закона, то есть именно тех феноменов, которые, как сказал президент Буш во время осеннего визита Путина, "процветают" в России. Изменение отношения Америки связано с озабоченностью проблемами России столько же, сколько и с внутренней политикой. По мере приближения собственных выборов Бушу приходится больше прислушиваться к группам, недовольным российской демократией, делом ЮКОСа и войной в Чечне. Причем, как показал недавний визит Пауэлла в Грузию, поводов для разногласий между двумя странами стало больше.

Помимо всего, популярность Путина не так прочна, как кажется. По данным ВЦИОМ-А, только 15% россиян считают, что Путин "успешно решает проблемы России". Даже в области экономике, пережившей бум во время его первого срока благодаря высоким ценам на нефть, ему не удалось получить высокие оценки.

Сара Мендельсон из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований утверждает, что образ Путина, культивируемый прежде всего телевидением, нравится людям за "трезвость, молодость, спортивную подтянутость, иными словами, за то, что он не Борис Ельцин".

Но люди затрудняются с ответом на вопрос, чего же достиг Путин. Он на коне только потому, что у него нет серьезного соперника и критика. Едва ли один или другой появится в ближайшем будущем.

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru