Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
3 февраля 2005 г.

Егор Гайдар | Die Welt

Если бы мы были скучной страной. Эссе

Экономическая политика России слишком удивительна и непредсказуема - это доказало дело ЮКОСа

Я желаю себе, чтобы Россия стала скучной страной - по меньшей мере, на пару ближайших десятилетий. В ХХ веке Россия установила неоспоримый рекорд по переворотам и всякого рода социальным экспериментам, которые приковали к себе внимание всего мира. Тайм-аут неминуем.

До первой половины 2003 года казалось, что эта цель близка. Иностранные корреспонденты сетовали на то, что в путинской России ничто не происходит. Инвестиции в российскую экономику быстро нарастали. Однако, к несчастью, российские власти не могут надолго оставить страну и весь остальной мир без сюрпризов.

Культивировать чувство ненадежности - это наилучший способ, чтобы застращать свой народ вплоть до раболепия и отпугнуть потенциальных инвесторов. Насколько демократичен или недемократичен режим, инвесторам обычно все равно. Что им действительно необходимо и в чем они действительно заинтересованы - это лишь твердые и надежные правила.

Фактически для крупных инвесторов ключевым является понятие "инерция массы". Необходимо время, чтобы решить, нужно ли вкладывать деньги в проект или нет, а когда решение уже принято, быстро остановить процесс довольно трудно. Однако теперь российские правительство делает все возможное, чтобы показать, что пренебречь законами экономической физики и заставить уйти уже пришедшие инвестиции хотя и трудно, но вовсе не невозможно.

Когда в прошлом году были арестованы Михаил Ходорковский и другие ведущие сотрудники его нефтяной компании ЮКОС, крупные предприятия, инвестировавшие в Россию, были готовы интерпретировать жесткие действия как отдельный инцидент, обусловленный политическими целями предприятия и его главы, который должен был это предвидеть. При этом не играло никакой роли то, что намерение правительства разрушить предприятие юридическими средствами - в форме непомерных налоговых требований - стало очевидным уже ко второй половине 2003 года.

До тех пор пока юридические и финансовые проблемы касались всего одного предприятия, инвесторы, которые решились вложить свои капиталы в Россию, были готовы закрывать на это глаза. "Это, должно быть, исключение", - повторяли они снова и снова как заклинание.

Я сам слышал нечто подобное при обсуждении российских проблем: "Заканчивайте эту историю с ЮКОСом. Нам все равно как, но заканчивайте".

К несчастью, джин был выпущен из бутылки: 2004 год совершенно ясно показал, что приоритетное право в решении политических и экономических проблем перешло к внутреннему силовому аппарату России. Органы безопасности почувствовали вкус к подобным действиям и обрадовались своей новой ответственности. Они с удвоенной силой начали смотреть на борьбу с крупными предприятиями как на борьбу с террористами. И, между прочим, тут есть нечто общее - эта борьба никогда не прекращается.

Предъявляется все больше и больше налоговых требований, и не только в адрес ЮКОСа. Налоговые требования, выдвинутые против телекоммуникационного предприятия "Вымпелком" (одной из ключевых российских фирм и первой за 90 лет, которая вышла на Нью-Йоркскую биржу) - это однозначный сигнал инвесторам: никто не может чувствовать себя в безопасности.

В самом деле, в настоящее время в официальных документах под сомнение ставится даже законность приватизации ключевых российских предприятий в 1990-х годах, что стало почвой для дискуссий о пересмотре результатов этой приватизации. Соответственно, недавно концерн ВР, который на сегодняшний день инвестировал в Россию больше, чем любая другая компания, установил, что его права на Ковыктинское газоконденсатное месторождение вообще никак не гарантированы. Получается, что государство в любой момент может затребовать его обратно.

Было бы ошибкой делать долгосрочные выводы из краткосрочных экономических тенденций, даже если эти тенденции налицо. Сегодняшний очевидный тревожный курс, возможно, недолговечен и не будет иметь серьезных последствий.

Если, тем не менее, власти продолжат дестабилизировать российскую экономику, Россия может забыть о поставленной цели достичь быстрого экономического роста, как в Китае. Вместо этого нам, россиянам, придется довольствоваться возможностью предотвращения экономического кризиса.

Конечно, никто не может предсказать, когда подобный кризис наступит. Очевидно одно: скорее раньше, чем позже, мы узнаем, какой путь выбрало руководство страны. И этот год может стать для России самым судьбоносным.

Егор Гайдар - первый российский демократический премьер-министр, ныне директор Института экономики переходного периода

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru