Архив
Поиск
Press digest
18 ноября 2019 г.
3 июня 2004 г.

Сет Майденс | The New York Times

Российский тележурналист уволен в ходе наступления на СМИ

Один из самых честных российских тележурналистов уволен после того, как поставил в эфир программу вопреки желанию правительства, а затем гневно протестовал, когда ее выход был внезапно запрещен.

Увольнение журналиста Леонида Парфенова, о котором было объявлено во вторник вечером, представляется последним шагом президента Владимира Путина в усилении контроля над СМИ и другими сферами общественной жизни.

Увольнение и закрытие еженедельной программы Парфенова повлекло за собой обвинения в попытках ввести цензуру советского образца со стороны некоторых его коллег и предупреждения о более крутых временах, ждущих впереди, со стороны некоторых политических аналитиков.

"Один из лучших телеведущих России, одна из лучших аналитических и информационных программ не просто подверглись цензуре, а уничтожены, и это с очевидностью указывает на то, что мы живем в полицейском государстве", - говорится в резком заявлении писателей, поэтов, публицистов из российского ПЕН-центра.

Андерс Асланд, политический аналитик московского Центра Карнеги, заявил, что меры против программы "Намедни" были "предсказуемыми", так как это был один из последних оплотов, выстоявших под натиском правительства.

"Это полностью совпадает со стратегией Путина по внедрению авторитаризма мелкими дозами", - сказал Асланд в телефонном интервью из Вашингтона.

На прошлой неделе Путин также натолкнул на мысль об усилении правительственного контроля, когда заявил, что правозащитные группы и организации гражданского общества действуют против национальных интересов.

Гнев вызвало интервью с вдовой лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева, которого убили в Катаре, где он нашел убежище.

Парфенов заявил, что решил дать интервью в эфир, сначала придержав его по просьбе правительства, которое говорило, что оно может отрицательно повлиять на судьбу двух россиян, представших перед судом в Катаре в связи с убийством.

В воскресенье интервью было показано в дальневосточных часовых поясах, но до выхода программы в Москве было снято с эфира под давлением правительства. "Это была просьба, на которую нельзя ответить отказом", - сказал тогда Парфенов. Но из интервью, опубликованного во вторник в газете "Известия", было ясно, что ему надоело, что им помыкают начальники и правительственные чиновники.

"Не учите меня любить родину, - сказал он. - Я работаю журналистом 25 лет и 25 лет слышу: "Не время, брат, не время". Пора понять, что информация имеет ценность сама по себе. Она не бывает ни вредной, ни полезной, ни бесполезной".

В пресс-релизе, выпущенном телеканалом НТВ, говорится, что Парфенов был уволен за нарушение трудового соглашения, которое требует от него поддерживать политику компании.

"Я с самого начала говорил, что не буду прятать концы в воду, - заявил Парфенов агентству Reuters в среду. - Я буду говорить вслух и не возьму на себя вину за этот позор".

О том, что многие журналисты чувствуют холодок в воздухе, свидетельствует их мягкая реакция на увольнение одного из самых ярких их коллег.

"Речь идет об отношениях внутри компании, я не могу высказываться о подобных вещах", - заявил агентству "Интерфакс" старый телекомментатор Владимир Познер.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru