Архив
Поиск
Press digest
18 сентября 2020 г.
3 октября 2005 г.

Фред Хайатт | The Washington Post

Буш игнорирует закат свободы в России

23 сентября, спустя неделю после того, как президент Буш "был рад снова приветствовать" своего друга Владимира Путина в Белом доме, Путин сделал еще один шаг к сворачиванию политической свободы в России.

Он уже дал понять крупным бизнесменам, чтобы они не смели бросать ему вызов, засадив за решетку нефтяного магната Михаила Ходорковского и уничтожив его компанию налоговыми претензиями, принудительной продажей имущества и иными методами выборочного правосудия. Мало того: спустя несколько часов после того, как в ходе комически короткого процесса апелляция Ходорковского была отвергнута и утвержден восьмилетний срок лишения свободы, Путин начал охоту на его адвокатов.

В час ночи агенты службы, которая ранее именовалась КГБ, выдворили Роберта Амстердама, канадского адвоката, работающего с этим делом, из отеля и дали ему 24 часа на то, чтобы покинуть страну. Еще более серьезно заявление прокуратуры, которая указала, что будет добиваться дисквалификации российских юристов, которые защищали Ходорковского - а в путинской России прокуроры получают то, чего добиваются.

Есть большой соблазн назвать эту тактику сталинистской, однако путинская тактика и менее кровава, и в некоторых случаях более умна, чем сталинская. Он не убивает множество людей. Он понимает, что ему этого делать не нужно. Он может вновь ввести авторитарное правление без ГУЛАГа, просто посеяв страх путем показательных уроков.

Он может уволить одного редактора за публикацию критической статьи на первой полосе газеты - и другие редакторы уловят сигнал. Он может отправить в отставку без пенсии одного-двух судей - и другие судьи будут следовать его линии. Пригрозить нескольким правозащитным организациям, оставить убийства нескольких журналистов нераскрытыми, инициировать уголовное преследование одного политика, который заикнулся о возможности выставления своей кандидатуры против него на следующих выборах, бросить нескольких бизнесменов в зараженные туберкулезом тюремные камеры - и молва разлетится повсюду.

Адвокат Амстердам работал во многих странах, которые, пользуясь эвфемизмом, принято называть "развивающимися рынками", и перед отъездом из России он сказал мне, что еще никогда не работал в стране, где так осязаем страх, а политическое пространство столь ограниченно, как в путинской вотчине.

Администрация Буша, после нескольких зигзагов, похоже, выработала довольно последовательную стратегию в отношении российского отката от демократии. Эта стратегия - игнорировать его. Аппарат Совета по национальной безопасности в Белом доме полагает, что происходящее в России не играет никакой роли для США, что США в любом случае не могут сделать почти ничего, чтобы повлиять на внутренние события в России, что акцентировать внимание на авторитаризме Путина - значит вредить другим интересам США в двусторонних отношениях.

Поскольку эта стратегия так остро конфликтует с лейтмотивом правления Буша - распространением демократии, риторика администрации иногда звучит жестче, чем предполагает эта стратегия. Госсекретарь США Кондолиза Райс, например, во время последнего визита в Москву, вполне откровенно говорила о демократии и правах человека.

Однако, если в администрации и есть озабоченность утратой демократии в России, она не материализуется в политику. Администрация сокращает финансирование проектов, содействующих демократии в России. Она не оспаривает намерения Путина провести в России саммит "большой восьмерки" в будущем году.

Судя по поведению Буша во время последнего визита Путина, он уже даже не чувствует необходимости притворяться. Он поставил галочку напротив пункта о демократии одним-единственным предложением, смысл которого откровенно не соответствовал реальности, заявив, что Россия "будет еще более сильным партнером, когда будут проведены реформы, о которых говорил президент Владимир Путин: законность и возможность людей открыто самовыражаться в России".

Затем Буш дал понять, что, по сути, ему все равно, проведет ли Путин реформы, о которых он, кстати, вовсе не говорил: "И всякий раз, когда я встречаюсь и беседую с президентом Путиным, я... наши отношения укрепляются, и я хочу поблагодарить вас за это".

Вы можете сказать, что Соединенные Штаты получают от этих отношений нечто такое, что оправдывает игнорирование интересов россиян, до сих пор лишь мечтающих о свободе, - это сотрудничество в сфере ядерной безопасности и минимизации вмешательства Москвы в дела США в Ираке и Афганистане. Кроме того, как отметил Буш, "у них есть продукты, которые нужны нам, такие как энергия".

В действительности, однако, не похоже, чтобы Буш получал все это, и сужение политического пространства России так или иначе влияет на интересы США - взять хотя бы внешнюю политику России в отношении ее соседей, которая становится все более националистической и враждебной.

В период холодной войны в американской политике права человека тоже не всегда выходили победителем, уступая потребностям в природном газе или прогрессу в контроле над вооружениями. Однако в советские времена американские лидеры четко представляли себе характер системы, с которой они имели дело и, в общем и целом, не боялись называть ее своим именем. Удивляет то, что впервые за многие десятилетия Россия становится менее, а не более свободной, а Буш даже не может заставить себя признать очевидный факт.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru