Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2020 г.
3 октября 2006 г.

Абигейл Таунсенд и Тим Уэбб | The Independent

Запад готовится утолить жажду России

Открывается привлекательный рынок, так как потребители продвигаются к процветанию

Прохладный осенний день; мужчина средних лет бредет по расползшемуся во все стороны жилому району сталинской эпохи в пригороде Петербурга. Впрочем, бредет - это, пожалуй, сильно сказано: человек в грязной одежде, с кровью, запекшейся на одной стороне лица, пошатываясь, еле передвигает ноги. Он мертвецки пьян. Время - 11 утра.

Но всего в нескольких милях, в центре Петербурга, дворцы и проспекты, построенные Петром Великим и его потомками, бахвалятся роскошными отелями, дорогими ресторанами и универмагами, набитыми западными товарами. Хорошо одетые русские спешат по Невскому проспекту, главной трассе, идущей через город, или едут в тысячах автомобилей, которые забивают улицы. (Как выразился один местный житель: "Когда бы ты ни захотел поехать в Петербург, этого хотят все".)

Два лица города воплощают новую Россию всего через 15 лет после официального роспуска СССР. Алкоголизм распространен (спотыкающийся пьяный - обычное зрелище), равно как и преступность. Многие живут в страшной нищете.

И все же это время бума. Имея громадные природные ресурсы, Россия обогатилась за счет растущих цен на сырье, являясь вторым в мире крупнейшим экспортером нефти после Саудовской Аравии.

Экономика растет примерно на 6%, Кремль прогнозирует на будущий год бюджетные излишки в 1,5 триллиона рублей (30 млрд фунтов), а в августе Россия смогла полностью выплатить советский долг в 22 млрд долларов 17 западным странам, известным как Парижский клуб. Восемь лет назад, когда страна объявила дефолт по своему долгу и спровоцировала финансовый кризис, нефть продавалась по 13 долларов за баррель. В этом году цена перешагнула за 70 долларов.

Но это богатство распределяется неравномерно. Россия раскинулась на 11 часовых поясов, и местные экономики разительно отличаются друг от друга. Благодаря возвышению олигархов Россия гордится тем, что занимает третье место в мире по количеству миллиардеров (после США и Германии), но, по оценкам, месячный доход составляет лишь эквивалент 450 фунтов на человека в Москве, и это по сравнению со 160 фунтами в месяц в остальной России. На долю Москвы приходится также примерно одна пятая розничного рынка, хотя там живет всего 7% 143-миллионного населения страны.

"В настоящее время в российской экономике большое неравенство богатства", - говорит Крис Грин, старший экономист фирмы MNB Capital Markets.

"Российское правительство смотрит в сторону наращивания среднего класса, и развитие рынка недвижимости сыграет в этом свою роль. До недавнего времени квартиры обычно покупали за чемодан денег, но банки вводят ипотеки. Люди пользуются ими, и финансовые рынки в целом становятся сложнее, так что можно ожидать, что у людей высвободятся средства, чтобы больше тратить на товары широкого потребления. Потенциал значителен".

Пока богатство неравномерно, деньги есть, и именно это привлекает западные компании. Например, автомобильная промышленность быстро предложила то, чего явно хочет недавно ставший расточительным российский водитель: по данным министерства промышленности и торговли, продажи иномарок в прошлом году выросли на 58%.

Преимуществом пользуются и такие гиганты потребительских товаров, как Unilever, который продает в России Lipton, Knorr, Dove и другие бренды. Как отмечает пресс-секретарь, "Unilever особенно силен в развитии и новых рынках. Общий объем продаж на этих рынках только что впервые превзошел продажи в Западной Европе, и это знак того, что грядет".

Что касается розничной торговли, в России начали работать такие компании, как Ikea и Marks & Spencer, хотя рост пока неуверенный из-за фрагментированного розничного сектора и устаревшего, порой коррумпированного рынка недвижимости - наследия коммунизма. Однако магазины уже функционируют, и многие планируют расширение.

Но отрасль, которая действительно взлетела, - это пиво, где присутствуют такие гиганты, как InBev и Heineken. Baltic Beverages Holdings (BBH), совместное предприятие Scottish & Newcastle и Carlsberg, ведущая компания, которая, как полагают, стоит около 4,8 млрд фунтов после всего десятилетия торговли.

"У русских теперь есть средства пустить пыль в глаза, и то, что ты пьешь, говорит о тебе много", - отмечает Теймур Ахундов, вице-президент по маркетингу Baltika Breweries, главной компании BBH. Этот бизнес был спасением для Scottish & Newcastle, увеличив прибыли и доходы в группе FTSE 100 в период, когда на западных рынках ощущался застой.

Успех BBH, впрочем, не сводится к увеличению имеющихся в его распоряжении денег, речь идет о перемене в российских вкусах, симптоматичной для более разборчивого общества потребления, и правительстве, активно это поощряющем. Там, где 20 лет назад все пили водку, теперь растет потребление пива. Отчаявшись отвадить людей от спиртного, особенно дешевой самодельной водки, которая порой оказывается смертельной, власти принимают меры. Например, в Петербурге нынешним летом ввели запрет на продажу спиртного с 23:00 до 7:00 (многие магазины, торгующие продовольствием и напитками, открыты круглосуточно). В 1998 году около 35% россиян пили только водку. Сегодня эта цифра приближается к 18%.

У BBH, играющей на российском патриотизме, позиционируя себя как отечественная, а не англо-голландская компания, есть сорта пива, ориентированные на любителей водки. Они бывают либо крепче, либо дешевле. В одном гипермаркете 2,5-литровая бутылка "Арсенального", пива, содержащего 5,1% алкоголя, стоит всего 49 рублей (98 пенсов). Есть и пиво под названием "Ленинградское" - "для старых добрых советских персонажей", говорит Ахундов, представитель "Балтики".

Но пиво взывает и к более богатым представителям общества. И Scottish & Newcastle, и Carlsberg начали продавать сорта пива по лицензии через BBH, среди них Kronenbourg 1664 и Carlsberg. Лидер среди отечественных сортов пива - "Балтика 7" производства BBH, а другой сорт, "Балтика 3", экспортируется на искушенный британский рынок, где это пиво продается по 4 фунта за 500 мл.

Впрочем, российский рынок напитков - отнюдь не точная копия рынков Западной Европы. В Британии 60% потребления пива приходится на пабы, бары и клубы. В России более 90% покупают в магазинах. Жилые районы Петербурга могут быть большими, но они не могут похвастаться ни одним пабом - только пивными палатками, которые вырастают летом. В центре города есть дорогие пабы, недоступные никому, кроме крошечной прослойки пятимиллионного населения Петербурга.

Многие россияне имеют привычку бегать к уличным киоскам, где торгуют сигаретами, легкими закусками, безалкогольными напитками и спиртным, за бутылкой пива. Потом они могут выпить ее на ближайшей скамейке или в парке (летом), либо дома (зимой). Люди, пьющие на улице, часто в одиночку, - привычная картина.

Как с различиями между западным и восточным рынками, иностранные игроки должны смириться с рисками, присущими бизнесу в России. Это, в конце концов, страна, где лишь в сентябре убили Алексея Козлова, заместителя председателя российского Центробанка. И, как обнаруживают нефтяные гиганты, президент Путин продолжает править железной рукой и, похоже, стремится к большему контролю над активами, особенно энергетическими.

Путин к тому же трезвенник, и после атаки Кремля на крепкие напитки появились первые признаки наступления и на пиво, вроде принятого в этом году решения, запрещающего компания, производящим напитки, спонсировать спортивные команды и мероприятия.

Однако Тони Фрогатта, генерального директора Scottish & Newcastle, это не выбило из колеи. "Всегда есть опасность наступления на пиво, мы должны принимать это в расчет. Но ключевым в ведении любого бизнеса является установление равновесия между риском и возможностью, и именно это мы и делаем".

Индустрия напитков "не так важна, как энергия. Все признаки говорят о том, что Путин не будет делать ничего, что активно отпугнет инвестиции. Там разумные люди".

Путин, похоже, знает и о сокращении российского населения - он увеличил бюджеты системы здравоохранения и ввел денежные премии за рождение второго ребенка. Он также поощряет миграцию в страну. Инфраструктура, однако, скрипит - ею пренебрегали в советские времена, и она остро нуждается в инвестициях.

Но в целом большинство иностранных инвесторов, похоже, уверено, что награды перевешивают риски. "Здесь гораздо больший потенциал для роста, особенно в регионах, - говорит Светлана Суханова, аналитик московского отделения UBS, Brunswick UBS. - Россияне начинают привыкать к современным гипермаркетам и магазинам скидок, которые отличаются от продуктовых магазинов и рынков советского образца. Кроме того, у них больше денег, чтобы тратить".

"Мы прогнозируем, - продолжает она, - что рост в розничном секторе и дальше будет увеличиваться. По нашей оценке, в 2005-2010 годах только выручка от розничной торговли продуктами питания будет ежегодно увеличиваться на 15%".

Сдвиг России от ее советского наследия сравнительно быстр, но не полон. Страна, например, не является членом Всемирной торговой организации - членство помогло бы ей преодолеть зависимость от нефти. Однако Россия, подобно Бразилии, Индии и Китаю, ее товарищам по клубу крупных новых экономик BRIC, без сомнения, на пути превращения в движущую силу. А потребительские компании гарантируют себе присутствие здесь, чтобы нажиться, когда коммунизм уступает дорогу капитализму.

Источник: The Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru