Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2019 г.
3 сентября 2007 г.

Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Энергетическая лихорадка в Туркмении

С новым лидером, распахнувшим двери во внешний мир, одно из государств Центральной Азии - Туркмения - заявляет о себе как один из региональных конкурентов России, Китая, Соединенных Штатов и Европы в битве за доступ к гигантским энергетическим ресурсам.

После смерти в декабре прошлого года Сапармурата Ниязова, эксцентричного тирана-"небожителя", насаждавшего идеологию крайнего изоляционизма, страна стала более доступной, "открыв шлюзы" для западного и российского нефтегазового бизнеса.

Менеджеры компаний Chevron Corp., Royal Dutch Shell PLC, Total SA, BP PLC и ее российского партнера ТНК-BP съезжаются в столицу Туркмении - Ашхабад. Они встречаются с Курбанкули Бердымухаммедовым, новым президентом республики, выражающим - в отличие от своего предшественника - готовность общаться с Западом.

Соединенные Штаты также твердо намерены реанимировать план строительства газопровода по дну Каспийского моря, который будет доставлять туркменский газ на запад в обход России и ослабит монополию Москвы на доступ к энергетическим ресурсам Центральной Азии.

"Ситуация коренным образом меняется", - говорит Атул Гупта, исполнительный директор независимой британской компании Burren Energy Pls, которая добывает туркменскую нефть с 1997 года. "Мы продвинулись вперед в большой игре, которая разыгрывается в Туркмении" - добавляет он, имея в виду соперничество Британии и России в этом регионе, продолжающееся с XIX века.

Это соперничество является частью глобальной борьбы за доступ к еще неосвоенным энергоресурсам. Большая часть разведанных энергетических месторождений находится на Ближнем Востоке и в основном недосягаема для иностранных инвесторов. Европа остро нуждается в диверсификации поставок природного газа, чтобы не полагаться исключительно на Россию, которая демонстрирует желание манипулировать ресурсами, решая свои насущные политические задачи.

До сих пор Россия и Китай выигрывали соревнование за доступ к туркменским запасам углеводородного сырья (возможно, самым значительным в мире).

В мае президент Путин стал первым мировым лидером, прибывшим с визитом к президенту Бердымухаммедову. Неожиданным успехом Москвы явилось соглашение сторон о строительстве нового газопровода в обход Каспийского моря и на север (то есть в направлении России), а также модернизации старой инфраструктуры транспортировки газа, сохранившейся с советских времен. Это соглашение позволит увеличить поставки туркменского газа в Россию до 90 млрд кубометров в год в сравнении с сегодняшними 50 млрд, заявили российские представители.

Договор стал неприятным сюрпризом для Европейского союза, который пытается помочь Туркмении освободиться от цепких объятий Москвы.

В Брюсселе опасались, что договор с Россией может поставить под сомнение реализацию грандиозного проекта "Набукко" - газопровода для поставки газа из Центральной Азии и Ирана в Турцию и страны Евросоюза.

Впрочем, у России есть свои поводы для разочарований. В июле президент Бердымуммедов нанес визит в Пекин и договорился о планах строительства газопровода для поставок газа из Туркмении в Китай в объеме 30 млрд кубометров в год. Он также подписал чрезвычайно важное соглашение, по которому китайская компания China National Petroleum получает лицензию на освоение одного из самых перспективных месторождений республики - Багтыярлык. В Пекине надеются, что объем его резервов окажется достаточным для функционирования нового газопровода.

Это соглашение оказалось дурной новостью для российского "Газпрома", который рассчитывает за счет импорта туркменского газа компенсировать падение добычи из газоносных пластов Западной Сибири, а также подтвердить свои долгосрочные обязательства по экспорту газа в Европу.

Несмотря на то, что Китай и Россия лидируют в этой гонке, США и Европа не теряют надежды получить свою долю туркменского газа. Воодушевленные заявлением Бердымуммедова о том, что его страна в долгосрочном плане ориентирована на диверсификацию поставок по различным маршрутам, представители Соединенных Штатов обсуждают в Ашхабаде идею транскаспийского газопровода. В августе Соединенные Штаты выделили Азербайджану 1,7 млн долларов на аналитическую работу по проблеме строительства газопровода по дну Каспия.

Большинство обозревателей полагают, что план в соревновании с "Газпромом" и Китаем западные планы имеют мало шансов на успех. "Для построения транскаспийского газопровода необходимы три вещи - газ, рынки и деньги", - говорит профессор Джонатан Стерн, специалист подразделения Охфордского института по энергетическим вопросам. "В настоящий момент, - добавляет он, - Запад не обладает ни одним из этих ресурсов".

Некоторые аналитики задаются вопросом - не обещает ли президент Бердымухаммедов слишком много и слишком многим государствам. Кристоф ван Агт, эксперт Международного энергетического агентства по странам Центральной Азии, расположенного в Париже, говорит, что Туркмении потребуются ежегодные инвестиции в 5 млрд долларов в последующие 25 лет, чтобы поднять производство газа до 130 млрд кубометров к 2016 году, - такая сумма необходима для выполнения всех обязательств по экспорту. Между тем, согласно прогнозам, производство газа составит в этом году 65 млрд кубометров.

"Если Туркмения собирается поддержать заявленный уровень экспорта в Китай, Россию, Европу, Индию и Пакистан, она должна ускорить освоение уже полученных инвестиций", - говорит эксперт.

Новый лидер Туркмении, в прошлом личный дантист Ниязова, продолживший затем карьеру в качестве министра здравоохранения, начинает напоминать своего предшественника, готового продавать газа больше, чем его страна может произвести.

Так или иначе, представители энергетических компаний из разных стран съезжаются в Ашхабад. В июле президент Бердымухаммедов пригласил руководителей компании Chevron обсудить перспективы освоения богатого нефтяного месторождения Сердар в туркменском секторе Каспийского моря. Геологам давно известно это месторождение, однако крупные компании уклонялись от его освоения, поскольку на него претендует также Азербайджан. Наблюдатели полагают, что после смерти Ниязова две страны, возможно, договорятся о разделе Сердара, который в Азербайджане называют "Кяпаз".

Неопределенность будущего этих проектов связана с неопределенностью объема запасов нефти и газа. Президент Ниязов объявил информацию об этом государственной тайной.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru