Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
3 сентября 2008 г.

С. Дж. Чиверс и Том Шенкер | The New York Times

Грузинская сторона жаждет восстановить свою армию

Всего через несколько недель после того, как грузинская армия в панике разбежалась перед лицом российской, ее командование надеется восстановить и обучить свои вооруженные силы, словно бы новая война с Россией почти неизбежна.

Грузия уже рассматривает возможные сценарии, в том числе идею восстановить армию, вернув ей предвоенную мощь, либо обзавестись куда более крупными силами, которые имели бы на вооружении более современную технику - например, системы ПВО, новейшие бронебойные ракеты и приборы ночного видения.

В Пентагоне, Госдепартаменте и Белом доме подтвердили, что администрация Буша выясняет, что именно понадобится для возрождения грузинской армии, но одновременно подчеркнули, что никаких решений не принято. Любой вариант развития событий ставит сложные внешнеполитические вопросы.

Решение Грузии атаковать российские и южноосетинские силы заставляет усомниться в разумности дальнейших инвестиций США в грузинские вооруженные силы, ибо этот шаг в любом случае еще более оттолкнет Россию. Но если воздержаться от таких инвестиций, Вашингтон могут обвинить в том, что он покинул Грузию на произвол судьбы перед лицом российской угрозы.

В Москве президент Дмитрий Медведев сказал во вторник в интервью, что больше не считает президента Михаила Саакашвили лидером Грузии, назвав его "политическим трупом".

Заявления грузинской стороны тоже стали более жесткими, хотя армия пока не опознала и не похоронила всех своих погибших военнослужащих. "Наша задача - защищать нашу страну от российской агрессии, - сказал Давит Кезерашвили, 29-летний министр обороны Грузии, в интервью на прошлой неделе, отвечая на вопрос о возложенных задачах. - От крупномасштабной российской агрессии. Самой крупной агрессии с середины XX века".

Российские официальные лица на прошлой неделе неоднократно выражали обеспокоенность перспективой энергичных усилий США по восстановлению грузинской армии. "Американцы войдут в Грузию, - сказал Дмитрий Рогозин, представитель России при НАТО. - Полагаю, вскоре в Грузии появится американская военная база, официально появится. И не только советники. Будет флаг, танки, артиллерия, авиация, даже морские пехотинцы".

До настоящего момента администрация Буша предпочитает акцентировать свои усилия по предоставлению гуманитарной помощи Грузии и избегает публичного обсуждения работы над наилучшими способами возрождения грузинской армии.

Молчание официальных лиц по этому вопросу отражает тот факт, что Вашингтон опасается трений между США и Россией, говорят источники в администрации. Это объясняет, почему представители администрации Буша и военные согласились обсуждать эти усилия с журналистами лишь на условиях анонимности.

Правда, в прошлый четверг тема усилий США в этой области была кратко раскрыта публично: адмирал Майкл Маллен, председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США, сказал на пресс-конференции, что Грузия - "очень важная для нас страна" и что Соединенные Штаты планируют и далее поддерживать связи между своей и грузинской армией.

"Очень важно, чтобы правительство Грузии приняло ряд решений о том, что оно хочет делать, и тогда, полагаю, США будут иметь возможность на это среагировать", - сказал он.

Восстановление армии продлится несколько лет, а значит, решения по вопросу американской поддержки Грузии в долгосрочной перспективе будет принимать уже следующая президентская администрация.

Об энергичной поддержке Грузии заявили и республиканцы, и демократы.

Саакашвили поддерживает тесные связи с избирательными штабами и Маккейна, и Обамы. Сенатор Джозеф Байден-младший, кандидат в вице-президенты от демократов, в августе нанес визит Саакашвили. В Грузию ездила и Синди Маккейн, жена сенатора Джона Маккейна, предполагаемого кандидата от республиканцев. Маккейн, ярый приверженец правительства Саакашвили, также сурово критикует Кремль.

В грузинском министерстве обороны, в Тбилиси, говорят, что как минимум надеются перевооружить четыре уже существующих бригады армии, снабдив их современной техникой, а также увеличить силы авиации. На данный момент в грузинской армии службу постоянно несут 33 тыс. человек.

По словам Саакашвили, он также планирует в ближайшие годы уделять особое внимание обучению офицеров. "С индивидуальной подготовленностью солдат у нас нет проблем, - сказал он в интервью. - Необходимо добиться того же уровня среди офицеров".

Грузия также надеется приобрести интегрированную систему ПВО, которая защищала бы все воздушное пространство страны, а также вооружить свои наземные силы современными бронебойными ракетами и модернизировать военные средства связи (во время непродолжительной войны большая часть этих средств оказалась бесполезной, так как российская сторона их заглушила).

Грузинское руководство также хочет раздать своим военнослужащим большое число приборов ночного видения, что поможет обеспечить паритет сил в военно-полевых условиях вопреки количественному превосходству российских единиц бронетехники.

Российская армия, хотя ей и удалось разгромить и распугать неопытную грузинскую, отправилась на войну, имея в наличии устаревшую технику - в том числе десятки танков, сконструированных в 1960-е годы, и бронетранспортеры, во множестве ломавшиеся на грузинских дорогах.

Один из вариантов действий, по словам Кезерашвили, предполагает создание еще максимум четырех бригад. Как отмечает Кезерашвили, подготовка и вооружение новых бригад, перевооружение уже существующих частей и размещение современной системы ПВО могут обойтись в 8-9 млрд долларов.

"Мы должны вместе с Европой и США восстановить нашу армию и дополнительно укрепить ее мощь, так как это отвечает общим интересам, - сказал он, добавив, что Россия может напасть на какое-то другое соседнее государство, так что ее нужно сдержать. - Кто будет следующей жертвой? Никому неизвестно".

Между тем на обсуждение Грузией и Западом вопросов о сотрудничестве в военной сфере влияют августовские события - тот факт, что под обстрелом грузинские военнослужащие разбежались.

Грузия истолковывает произошедшее четко и ясно: по словам грузинской стороны, ее основные уязвимые места, оказавшиеся ключевыми, - это относительная слабость по сравнению с российскими ВВС и неспособность эффективно наладить связь в условиях боевых действий.

Эти проблемы, по словам Кезерашвили и Бату Кутелии, первого заместителя министра обороны Грузии, можно устранить, вложив средства в новую технику.

"Мы абсолютно точно знаем, что нам необходима самая новейшая система ПВО, многоярусная, для защиты всего нашего воздушного пространства", - сказал Кутелия.

Но из бесед с западными офицерами, имеющими опыт работы с грузинской армией, в том числе офицерами в Грузии, Европе и США, следует, что у грузинской армии существуют серьезные недостатки, которые непросто устранить одной лишь модернизацией вооружения.

На недавней войне, продлившейся лишь несколько дней, грузинская армия бежала, не дожидаясь, пока подойдет наступающая российская, - повернулась к противнику спиной, оставляя на пути врага грузинское гражданское население. После первых нескольких часов стычек грузинские самолеты не совершали боевых вылетов. Грузинский военный флот был потоплен в гавани, а патрульные катера увезены российскими грузовиками на прицепах. Информация, имеющаяся на данный момент, наводит на мысль, что на всем протяжении войны Грузия, желающая вступить в НАТО, вела боевые действия в таком духе, что доверие к ее попыткам предстать солидным военным партнером или военной силой падает.

Саакашвили и его советники также утверждают, что президент, несмотря на то, что он не имеет опыта военной тактики, одно время лично руководил важными моментами боевых действий: отдавал приказы по сотовому телефону и принимал решение о времени переброски одной бригады из Западной Грузии в Центральную для отпора наступающим российским колоннам.

Что касается деятельности в полевых условиях, имеются свидетельства многочисленных очевидцев, гласящие, что через 30 минут после приказа Саакашвили грузинские части начали ожесточенный ракетный и артиллерийский обстрел гражданских кварталов Цхинвали, а также базы российских миротворцев в этом городе.

Этот шквал огня практически гарантировал, что Россия в ответ применит военную силу, говорят офицеры и очевидцы. После того как через Рокский тоннель пришли российские колонны и ход сражения быстро изменился в пользу России, Грузия заявила, что ее наступление было необходимо в качестве отпора российскому наступлению, которое уже начиналось.

Однако на данный момент не имеется доказательств из независимых источников - помимо уверений Грузии в правдивости ее версии - что российские силы начали атаку до обстрела грузинскими частями.

Во время сражения, по словам одного западного офицера, было очевидно, что логистическая подготовка грузинской стороны была недостаточной и грузинские подразделения на поле боя мешали друг другу.

Отчасти это объяснялось плохой связью наземных войск с командованием, но другой причиной было почти полное отсутствие слаженности в действиях подразделений полиции с армейскими частями: их боевые задачи часто совпадали, и на дорогах возникали заторы.

По словам западного офицера высокого ранга, один из высших представителей грузинского командования бежал с поля боя на машине "скорой помощи", бросив солдат и сложив с себя обязанности. Министерство обороны Грузии решительно отрицает эту информацию.

Никто не спорит с мнением, что армия поддалась панике и хаосу, которые достигли такой степени, что военнослужащие бежали до самой столицы и оставили город Гори, не подготовив серьезной линии обороны и отступив еще до того, как к нему подошли основные силы российской армии. Отступая, армия бросала вдоль дорог свои боеприпасы.

С. Дж. Чиверс прислал материалы из Тбилиси, Том Шенкер из Вашингтона. Использованы также материалы Клиффорда Дж. Леви из Москвы

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru