Архив
Поиск
Press digest
15 июля 2019 г.
3 сентября 2010 г.

Бернар-Анри Леви | Corriere della Sera

"Они пытали мою мать Сакине. Теперь Европа не должна давать передышки Ирану"

Продолжается мобилизация международного общественного мнения в попытке спасти иранку Мохаммади Аштиани, которой в 2006 году был вынесен смертный приговор, пишет известный французский политический журналист, философ и писатель Бернар-Анри Леви, опубликовавший в Corriere della Sera интервью со старшим сыном женщины, приговоренной к смерти через побивание камнями за супружескую измену.

Сын Сакине Саджад рассказал, что его мать содержится в тюрьме в городе Тебриз, он несколько раз говорил с ней по мобильному телефону. Иранские власти пытаются оказывать на молодого человека давление, запугать его. "Но всем мои мысли, вся моя воля направлены на достижение одной цели: освобождение моей матери", - говорит Саджад.

"Я неоднократно доходил до отчаяния. Я писал властям. Часто. Мне отвечали полнейшим молчанием. Но вот уже несколько дней, после начатой вами мобилизации, у меня вновь затеплилась надежда". Отвечая на вопрос Леви, молодой человек сказал, что его мать знала о поднявшейся мировой волне солидарности и дружбы. "Она узнала об этом во время тех редких свиданий, на которые я имел право. Она была счастлива. Она за все благодарила".

Почему сын Сакине все время говорит в прошедшем времени? Он видел ее в последний раз незадолго до так называемого телевизионного признания. "До этого времени мы виделись раз в неделю, каждый четверг. А потом все. Ни я, ни сестра, ни адвокаты ее не видели. Охранник тюрьмы сказал мне: "По решению властей с госпожой Мохаммади Аштиани запрещены любые контакты".

По словам молодого человека, мать до "признания" находилась в общей камере, потом ее могли перевести в одиночку. Ее постоянно допрашивают, иранские спецслужбы хотят знать, как ее портрет разошелся по всему миру, кто, по ее мнению, развернул эту кампанию.

Как выяснилось, документы из дела Сакине исчезли. В суде не осталось ни одной копии. Квартиру ее адвоката обыскали, изъяли все бумаги и ноутбук. "Все это вызывает большую тревогу. Речь может идти о плане Исламской Республики изменить дело и добавить в него данные, которые могли бы оправдать казнь", - говорит Саджад. "Моя мать, которая ничего не сделала, рискует быть побитой камнями. В то время как настоящий убийца, Тахери, на свободе". Почему Саджад его простил? "Он отец трехлетней девочки, он плакал перед нами. Моя сестра и я, мы не захотели стать причиной его казни".

Возвращаясь к международной мобилизации за освобождение Сакине, Леви спросил, не считает ли Саджад развернувшуюся кампанию контрпродуктивной. "Конечно, нет. Это правда, Иран пребывает в раздражении. Но надо, чтобы Иран услышал о нашей боли. Если наш голос может быть услышанным, то только, я повторяю, благодаря вам, - сказал молодой человек и добавил: - Следует удвоить давление на Исламскую Республику. Например, вам стоит обратиться к Бразилии и Турции, у которых с Ираном привилегированные отношения". "Если вы ослабите давление, моя мать будет убита", - сказал сын Сакине.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru