Архив
Поиск
Press digest
27 ноября 2020 г.
4 апреля 2006 г.

Квентин Пил | Financial Times

Грязная смесь политики и бизнеса

Политики в роли бизнесменов или бизнесмены в роли политиков: трудно выбрать, какая из этих комбинаций ведет к наиболее неудачному результату. Единственное, что кажется достоверным: мало кому удается совершить переход между этими двумя мирами с большим успехом или с честью, а многие терпят сокрушительное поражение.

Два успешных бизнесмена сейчас жестоко сражаются за сохранение постов премьер-министров своих стран: Таксин Синаватра в Таиланде и Сильвио Берлускони в Италии. Один могущественный экс-глава правительства - Герхард Шредер, предыдущий канцлер Гремании, - вынужден защищать свое решение заняться бизнесом от политических нападок и со стороны старых врагов, и со стороны союзников.

Объединяет этих троих то, что они не способны увидеть конфликт интересов, который неизбежно возникает при переходе из политики в бизнес или из бизнеса в политику. Если они и признают существование таких конфликтов, то, похоже, не придают этому значения. Так, Шредер упорно отстаивает свое решение занять должность председателя концерна по строительству газопровода, контролируемого российским "Газпромом", при том что именно он содействовал одобрению спорного проекта прокладки трубы по дну Балтийского моря.

И Таксин, и Берлускони могли бы поспорить, сказав, что они достигли больших успехов в политике, поскольку оба стали премьерами. Однако нет никаких сомнений в том, что своими достижениями они обязаны вложенным деньгам не в меньшей степени, чем личным качествам. Являясь популистами, оба проявили себя как спорные фигуры, и их готовность прокладывать себе политический путь за счет денег бросает тень на их демократические заслуги.

Ни один из них не является типичным предпринимателем, если понимать под этим тех, кто, сидя в гараже, выстраивает операции мирового класса. Оба установили хорошие связи в правительстве, чтобы организовать свой бизнес. Первым прорывом Таксина Синаватра была продажа компьютеров IBM в полицейский отдел, где он раньше служил. Прочный альянс Берлускони с Беттино Кракси, лидером итальянских социалистов и бывшим премьер-министром, очень помог ему в начальный период становления его медиа-империи.

В правительстве они оба продемонстрировали невосприимчивость к потребностям создавать политические альянсы. Отличительной чертой Таксина Синаватра была его твердость в проведении обещанных им политических мер. Однако он продемонстрировал сильные авторитарные черты, в которых чувствуется бывший генеральный директор. Окажется ли его неудача на выборах в эти выходные достаточной для отставки, пока неизвестно.

Что до Берлускони, колоритный облик и эгоцентричная натура превратили его одновременно в олицетворение его правительства и в основную тему обсуждений в свете предстоящих в воскресенье выборов в Италии. Его беззастенчивая эксплуатация средств массовой информации, которые он контролирует, даже в последнее время, когда все политические партии должны иметь равный доступ к эфирному времени, вызвала гнев соперников и встревожила даже его партнеров. В итальянской политике он отличался исключительной решимостью. Но хотя его рейтинги накануне выборов не особенно впечатляют, его страстные нападки на крайне левую оппозицию, а также имидж "маленького человека, который добился успеха" могут помочь ему отстоять победу.

Шредер принадлежит к наиболее распространенной категории политиков, ушедших в бизнес: это люди, которые стали "трофейными" президентами или директорами компаний скорее благодаря имени и связям, чем способности принимать точные решения в бизнесе. Те политики, которым удалось добиться успеха на этом поприще, чаще всего оставляли политику задолго до того, как достигали вершин, или же они принадлежат к редкой породе - как, например Майкл Хезелтайн, бывший британский вице-премьер при Маргарет Тэтчер, который был бизнесменом до того, как стать политиком, а потом вернулся в бизнес.

Хотя на первый взгляд может показаться, что в США сложился политический климат более благоприятный для двустороннего перехода между бизнесом и политикой, но сводки тоже неоднозначные. Так, Пол О'Нил, бывший министр финансов США, вызывал бурные восторги как успешный генеральный директор компании - до того, как вошел в администрацию Буша. Как только он перебрался в Вашингтон, оказалось, что он крайне неподготовлен. В США сложилась традиция, что ведущие лица в администрации приходят туда из бизнеса, но многие из них не бизнесмены в полном смысле слова, а политики, ожидающие своей очереди (как, например, Дик Чейни, вице-президент Halliburton).

Во всем мире политики завидуют богатству бизнесменов, а бизнесмены завидуют власти политиков, и редко кому удается добиться успеха в обеих сферах. Таксин Синаватра и Сильвио Брелускони по мере развития ситуации продемонстрируют, можно ли нарушить это правило.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru