Архив
Поиск
Press digest
21 марта 2019 г.
4 апреля 2008 г.

Дэвид Стромберг | Ha'aretz

Конец путиномании?

Несколько лет назад, проникновенно заглянув в глаза Владимира Путина и увидев "его душу", президент США Джордж Буш заметил, что его российский коллега "глубоко привержен своей стране". Действительно, придя к власти, Путин начал крупную реорганизацию постсоветской России, восстанавливая контроль государства над процветающими секторами промышленности, которые были приватизированы при Борисе Ельцине.

В 2001 году государственный газовый гигант "Газпром" установил контроль над НТВ, единственным независимым российским телеканалом. В 2003 году был арестован глава нефтяной фирмы ЮКОС, и акции его копании в конечном итоге были проданы "с аукциона" - в основном "Газпрому". В 2004 году Путин отменил региональные выборы и инициировал назначение Кремлем губернаторов в регионах от Балтийского моря до Сибири.

Хотя подобная централизация имеет последствия для всех, изначально казалось, что эти изменения напрямую повлияли только на тех, кто стоял у истоков этой тенденции или открыто выступал против нее. Пол Хлебников и Анна Политковская, убитые журналисты, занимавшиеся расследованиями, Александр Литвиненко, отравленный бывший агент КГБ, превратившийся в критика Путина, - это попавшие под прицел лица с международной известностью. Гибель этих людей очень косвенно касалась "простых" россиян, да и убедительных доказательств причастности к их смертям правительства нет.

Затем, в марте 2007 года, был найден мертвым малоизвестный за границей журналист Иван Сафронов - он "упал" с пятого этажа своего московского дома. Известно, что он работал над разоблачительной статьей о российских военных поставках в Иран и Сирию. Возможно, в этом не было ничего нового, однако журналистское расследование грозило сорвать прибыльную сделку. После его смерти московская прокуратура завела расследование по факту "доведения до самоубийства" - которое в большинстве других стран именуется "убийством".

А в январе нынешнего года методы КГБ вновь вошли в жизнь "простых" граждан. На фоне дипломатического диспута вокруг дела Литвиненко Кремль приказал закрыть отделения Британского совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Когда отделения не закрылись, домой к 10 штатным сотрудникам совета, гражданам России, наведались "налоговые органы". В тот же день ФСБ имела беседу с 20 сотрудниками совета, а дорожная милиция остановила директора санкт-петербургского отделения якобы за вождение в нетрезвом состоянии. На следующий день отделение Британского совета было закрыто, а к концу того месяца 18 российских сотрудников организации, занимающейся вопросами культурных связей, остались без работы.

Первые массовые протесты против Путина пришлись на 2004-2005 годы, когда правительство резко сократило социальные льготы в рамках так называемого процесса монетизации. Недовольство носило скорее социальный, чем политический характер, и большинство протестующих были пенсионерами и ветеранами армии. С тех пор большинство попыток протеста подавлялось ОМОНом и приводило к арестам и заключениям. Среди санкционированных властями демонстраций - мероприятия прокремлевской молодежной организации "Россия молодая", которая митинговала около сербского посольства против независимости Косово. Это было за несколько дней до того, как посол России в НАТО Дмитрий Рогозин предупредил: если ЕС и НАТО вступят в конфликт с ООН по вопросу Косово, Россия будет исходить из того, что нужно использовать грубую силу, "чтобы нас уважали".

Несмотря на все это, писатель Виктор Ерофеев в одной из недавних статей в The New York Times заявил, что благодаря Путину частная жизнь в России остается свободной. В качестве доказательства он ссылается на битком набитые рестораны, игровые залы, казино, дискотеки, выбор автомобилей и книг обо всем на свете, от буддизма до гомосексуализма. Но мы видим, что эта "свобода" охватывает почти исключительно коммерческое потребление, и не распространяется даже на искусство и научную деятельность, а спонсорами выступает бизнес, не склонный финансировать проекты, критические в отношении режима.

Массы восхищаются Путиным отчасти потому, что он повысил благосостояние страны, не прося многого взамен. Но если Рогозин говорил всерьез, когда упомянул, что Россия готова применить "вооруженную силу" против того, что считает угрозой, то стоит задуматься, идет ли речь только о внешних раздражителях или также о внутренних помехах. Внимание самого Путина определенно было направлено на внутренние дела - его реформаторская риторика последнего времени началась с метафоричной угрозы "отрубать руки" взяточникам на гражданской службе. Вопрос в том, сохранит ли он популярность, когда начнет требовать большей лояльности и лучшего поведения у своих собственных подданных - и наказывать их, если не получит этого - особенно в свете ухудшающихся экономических условий.

На данный момент улучшение экономической ситуации в жизни людей носит ограниченный характер и ощущается преимущественно в больших городах, таких как Санкт-Петербург или Москва (кстати, Москва сейчас является самым дорогим городом мира). Инфляцию почти невозможно сдерживать: в октябре 2007 года ведущие производители продовольствия и супермаркеты подписали, "по собственной инициативе", соглашение с Кремлем о замораживании цен на хлеб, молоко, яйца и растительное масло до января, затем продленное до мая. Первое замораживание имело целью избежать нестабильности перед декабрьскими парламентскими выборами, второе - сохранить "стабильность" при передаче президентской власти.

Итак, 7 мая к решению внутренних, внешних и военных вопросов приступит президентский преемник Дмитрий Медведев, а Путин будет "назначен" премьер-министром и бросит свою энергию на управление через российский парламент. В то время как эти и другие российские лидеры действуют так, словно их экономика обречена на вечный беспрецедентно высокий рост, издержки растут повсеместно и финансовый мир переживает кризис. С учетом того, что европейские покупатели российских ресурсов разрабатывают новые энергетические технологии и сознательно диверсифицируют свои источники, неясно, как долго Россия будет оставаться главным газовым поставщиком Европы. Последствия сокращения нефтяных доходов, помноженного на глобальный экономический спад, могут быть катастрофичными для страны, оставив россиян без денег - их единственного пропускного билета к свободе.

Дэвид Стромберг - заместитель редактора еврейского журнала Zeek: A Jewish Journal of Thought and Culture

Источник: Ha'aretz


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru