Архив
Поиск
Press digest
13 июля 2020 г.
4 августа 2008 г.

Маргерита Бельджойозо | L'Espresso

Кто-то летает над гнездом Путина

Командует Дольче, или решения всегда принимает Габбана? Эта дилемма на протяжении недель лишает сна российских политологов и аналитиков. "Dolce e Gabbana", Дольче и Габбана, так дерзкие сайты блогосферы называют Дмитрия Медведева и Владимира Путина. В то время как вся Москва истекает потом при 30-градусной жаре, в тени бульваров старушки продают пучки укропа, а на тротуарах бары выставляют столики и предлагают новой буржуазии черничный сок по пять долларов за стакан, три человека нам сказали, что на российской земле что-то потихоньку меняется. Несмотря на выставляемую напоказ преемственность.

Первого, 44-летнего собеседника зовут Павел Владимирович Крашенинников, он самый скрытный из трех. Сибиряк, бывший министр юстиции, когда-то член партии СПС (либеральная партия Анатолия Чубайса, Немцова и Гайдара), в настоящее время - депутат от "Единой России" и человек, близкий к новому президенту: с 2003 года он возглавляет парламентский Комитет по законодательству, который недавно вынес на обсуждение законопроект, потенциально взрывоопасный для системы Путина. Этот законопроект предполагает, что каждый день предварительного заключения приравнивается к двум дням заключения по решению суда, и этот закон имеет обратную силу. Для тех, кто живет в Москве, у этого закона есть одно лицо - лицо самого знаменитого заключенного страны: Михаила Ходорковского. Одним словом, персональный закон, хотя Крашенинников сухо ответил: "Мы не рассматриваем законы для какого-то определенного индивида, мы готовим законы для государства и общества. Если Ходорковский сможет воспользоваться этим законом, как и все другие, то мы будем вполне довольны".

Бывшему владельцу ЮКОСа, поседевшему и утомленному после почти пяти лет, проведенных в сибирской тюрьме, в прошлом месяце исполнилось 45 лет; он подал прошение о досрочном освобождении после того, как отбыл половину назначенного срока. Эти два факта взволновали российскую прессу, а некоторые издания даже уже назвали дату его освобождения: октябрь. Естественно, в обмен на обязательство держаться подальше от политической жизни. Осенний подарок международному сообществу, уже давно настаивающему на освобождении Ходорковского? Возможно. Иными словами, серьезная смена курса. Несмотря на то, что в Кремле заявляют, что по внешней политике будет продолжаться линия Путина, новый курс можно проследить и по другим сигналам. Например, больше не используется тон, ставший знаменитым благодаря "Мюнхенской речи", в которой Путин заявил, что Западу не следует соваться в чужие дела. Напротив, элегантный, улыбающийся, всегда вежливый Медведев демонстрирует тактичность в общении с зарубежными президентами, посещающими Россию. Последними были Джорджио Наполитано и Уго Чавес.

Второй человек с миндалевидными глазами, который, можно сказать, нанес второй удар по системе Путина, - Минтимер Шаймиев, президент Татарстана. Из тысячелетней Казани, стоящей в тени мечетей с голубыми куполами на берегах Волги, Шаймиев осмелился потребовать вновь ввести выборы губернаторов, отмененные Путиным в 2004 году вскоре после теракта в Беслане. Совершенно четкое послание: Россия - это не только Москва, и субъекты федерации хотят сами управлять собой. Из Кремля, как и следовало ожидать, пришло сухое "нет", но статьи и опросы общественного мнения по этому вопросу, который представлял собой табу еще три месяца назад, уже оставили определенный след, и, таким образом, можно говорить о первом, пусть робком ударе по путинской вертикали власти.

Внешние связи, внутренняя политика, а также экономика: было опровергнуто мнение тех, кто ожидал, что Игорь Шувалов останется в тесных коридорах Кремля и будет вдохновлять Медведева, как он многие годы был советником Путина. Шувалову пришлось перебраться с Красной площади в менее шикарный кабинет на Краснопресненской набережной - вслед за премьер-министром Путиным. Но, если в течение первого президентского мандата этот высокий человек со светлыми глазами и густыми рыжими волосами, родившийся на Чукотке 42 года назад, и преданный соратник Путина, держался в стороне, то на XII Экономическом форуме в Санкт-Петербурге молодой юрист заставил сильнее биться сердца тысяч инвесторов, собравшихся в зале, произнося свою речь в стиле Андрея Илларионова, либерального экономиста, критикующего экономическую политику Путина.

"Одним из приоритетов страны, - сказал первый вице-премьер, - является ограничение вмешательства государства в экономику... в последние годы многие вновь стали верить в то, что государство способно решать рыночные проблемы, позабыв о том, что оно лишь создает новые проблемы". Он закончил свое выступление неожиданным призывом к лучшим умам человечества: "Мы должны создать новые возможности для молодых, которые хотят получить высшее образование в лучших научных центрах мира. Россия должна стать страной, в которой люди хотят жить". Пора отказаться от практики назначения представителей государства в государственные компании, ибо "модернизация" должна как можно быстрее проложить себе путь и в России.

Эти слова ввели в ступор Запад, они не остались неуслышанными многочисленными скептиками, привыкшими к туманным структурам "Газпрома" или диктату "Роснефти", и эти скептические настроения через несколько дней получили подтверждения в заявлениях Игоря Сечина и Виктора Зубкова. Но на прошлой неделе "Транснефть" стала первой компанией, конкретизировавшей слова Шувалова: был сокращен руководящий совет, в состав которого были введены несколько независимых директоров, в том числе Райр Симонян, председатель российского филиала Morgan Stanley. РАО "ЕЭС России", гигант-монополист в сфере производства электроэнергии в стране, объявил 30 июня о прекращении своей деятельности, а его руководитель, Анатолий Чубайс, архитектор приватизации российской энергетической компании, был включен в состав комиссии правительства по высоким технологиям и инновациям.

Иными словами, смена караула, как кажется, началась, и большое значение в этой связи обрела отставка губернатора Чукотки Романа Абрамовича, владельца ФК "Челси", отставка, которую неоднократно отклонял Путин, но 4 июля принял Медведев.

На площади, расположенной рядом с Кремлем, 20-летние девушки демонстрируют последние коллекции White.Trash.For.Cash. (самые модные русские дизайнеры на сегодняшний день), дефилируя перед наконец-то отстроенной заново гостиницей "Москва" - ярчайшим примером сталинской архитектуры. Как известно, пять лет назад старое здание гостиницы было снесено мэром Лужковым. "Оттепель, оттепель" - это слово постоянно повторяется в блогах, аналитических редакционных статьях и в заголовках некоторых ведущих иностранных изданий. На русском это слово означает мгновение, когда лед в конце зимы начинает таять. Так называли события 1954 года, "оттепель" стала синонимом определенной открытости во времена правления Хрущева. И вот теперь аналитики стряхнули пыль с термина "оттепель" и применяют его к России Медведева, продолжая задумываться над тем, кто же в действительности командует, Дима или Володя.

По телевидению Путина никогда не показывают сидящим вместе со своими министрами - он всегда один или рядом с президентом, и государственное агентство новостей сообщило недавно, что Медведев обошел Путина по числу появлений на ТВ: очень важные данные для страны, помешанной на подобных византийских традициях. Как и постоянное упоминание слова "модернизация", которое целых три раза употребил Медведев в своем важном выступлении на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге, слово, которое не входило в лексикон эпохи правления Путина, а теперь повторяется как мантра с телеэкранов и даже простыми людьми на улицах. "Модернизация", подчеркивают аналитики, "проводимая сверху", - как и все остальное, что изменило Россию.

Источник: L'Espresso


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru