Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
4 февраля 2004 г.

Итак, Буш взялся за дело и собирается основательно в нем разобраться. Так же, впрочем, как и его партнер по военной коалиции Тони Блэр. Речь идет об исчезнувшем оружии массового уничтожения Саддама Хусейна. Вашингтон и Лондон сделали это оружие официальной причиной для начала войны, однако до сих пор, спустя десять месяцев после падения Багдада и спустя восемь недель после поимки свергнутого диктатора, его так не удается разыскать.

Американский президент собирается использовать комиссию, которая независимо от партийной принадлежности ее членов должна прояснить, почему так получилось. Почему не находится все то дьявольское оружие, о котором предупреждал Колин Пауэлл год назад в своем драматичном выступлении перед Советом Безопасности ООН.

Буш даже встретился за ланчем с Дэвидом Кейем, человеком, которого он некогда послал в Ирак искать ядерное, биологическое и химическое оружие и который бросил это дело и заявил: "Его нет. Мы все заблуждались".

Смысл действий Буша ясен. Президент хочет заставить поверить, что он не боится правды и что он, черт возьми, сам хочет знать, что именно пошло наперекосяк. Вот так элегантно можно инсценировать свое отступление.

Отступление, потому что на протяжении многих месяцев Белый дом отрицал, лавировал, успокаивал. Быть может, кое-что все-таки найдут, говорили его представители, пожимая плечами. Ирак большой, такой же большой, как Калифорния. И, с оружием или без него, разве стране и мире не стало жить лучше без Саддама и его приспешников, спрашивали они.

В течение определенного времени это срабатывало. В том числе и потому, что в США никто не задал логичный вопрос: если у Саддама действительно были запрещенные арсеналы и сейчас они лежат где-то бесхозно - не могут ли они теперь попасть в руки террористов и стать еще большей угрозой для мира?

Но, прежде всего, срабатывало, потому что долгое время едва ли кто-то в Америке интересовался тем, как именно правительство обосновало начало войны. В сознании народа Саддам давно слился с "Аль-Каидой".

Свержение ненавистного диктатора, освобождение чужого народа и укрепление собственного самосознания долго были для многих американцев достаточным основанием для начала военной кампании, следить за постоянно меняющимися обоснованиями которой, в самом деле, не всегда было просто.

Во всех опросах американцы говорили, что важнее будет поймать Саддама, нежели найти его оружие. Саддама тем временем уже поймали.

Однако в Ираке продолжают гибнуть люди, положение остается нестабильным, как говорят американцы, "стратегия выхода" - неясной. Так что ложь о войне все равно настигла Буша. И это, судя по всему, вправду была ложь, несмотря на то, что Вашингтон и Лондон невинно поднимают руки вверх.

Тот факт, что правительство Буша до начала войны сообразно своей цели приукрасило оценки спецслужб по поводу военных арсеналов и программ Саддама - пусть даже путем, как выразился Кеннет Поллак, "креативного опускания" сомнений и менее острых анализов - можно считать установленным.

Стало известно, как в Пентагоне "причесывали" оперативные доклады спецслужб, как в Белом доме, в пропагандистской борьбе за войну стилизовали под уверенность улики и догадки по поводу якобы существовавшего у Саддама дьявольского оружия: "у него оно есть" (Буш), "мы это знаем" (Пауэлл), "и даже знаем, где оно" (Рамсфельд).

То что оружие массового уничтожения было заявлено в качестве формального повода к войне лишь по "бюрократическим причинам", поскольку только так Вашингтон мог надеяться на получения мандата ООН на войну, - это тоже стало известно благодаря заместителю главы Пентагона Полу Вулфовицу.

Едва ли следственная комиссия сможет раскрыть много нового, в любом случае не сможет, если ее членов, а также правила и задание будет определять Белый дом. Уже от комиссии по расследованию событий 11 сентября правительство умело защитилось.

Комитеты в конгрессе под руководством республиканцев уже рассматривают, в частности, и вопрос оружия массового уничтожения. Комиссия Буша тоже не сможет прояснить, кто несет политическую ответственность. Речь идет о провале спецслужб.

Сам по себе это отнюдь не ложный след. Поскольку выяснилось, что и "сырой" материал, предоставленный разведкой, который, в свою очередь, был переработан милитаристами в самой разведке, не стоил и той бумаги, на которой он был напечатан. Все западные разведки, включая немецкую, были действительно убеждены в том, что Саддам активно занимался запрещенными программами.

Ирак был неудачей для спецслужб, причем неудачей глобальной. Вот здесь нужно задавать вопросы и делать выводы. Слишком часто шпионы - начиная от Советского Союза и кончая Ираном - пере- или недооценивали тайные военные программы.

Однако тот, кто, как правительство Буша, из такой информации спецслужб делает скороспелые выводы, которые становятся поводом для начала войны, и делает эту информацию фундаментом военной превентивной доктрины, не может так просто уйти от ответственности.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru