Архив
Поиск
Press digest
19 сентября 2019 г.
4 июля 2005 г.

Грэм Эллисон | The Boston Globe

Хорошие ядерные новости

За кулисами саммита "большой восьмерки" на этой неделе в Шотландии произойдет встреча американского президента Джорджа Буша и российского президента Владимира Путина один на один. В первых пунктах программы их встречи - обещание, данное четыре месяца назад в Братиславе, решить вопрос, который гораздо важнее для благоденствия российских и американских граждан, чем помощь Африке и климатические изменения, тем не менее и эти вопросы будут стоять на повестке дня саммита.

Вспомните первые президентские теледебаты прошлой осенью, когда ведущий спросил президента Буша и сенатора Джона Керри: "Что представляет самую серьезную угрозу для американской национальной безопасности?" Оба ответили: ядерный терроризм. "Я согласен с моим оппонентом в том, что самая большая угроза, с которой сегодня столкнулась наша страна, это оружие массового поражения в руках террористической организации".

На саммите в Братиславе в прошлом феврале вопрос о ядерной безопасности был одним из главных. Впервые Буш и Путин приняли на себя личную ответственность за решение этого вопроса и гарантировали, что их правительства предпримут срочные меры. Признавая, что, если двигаться столь же медленными темпами, как в последние несколько лет, то на российских ядерных объектах не будет адекватных мер безопасности до 2020 года, они установили крайний срок - 2008 год. Они договорились делиться "лучшими методами" улучшения ядерной безопасности и повысить внимание к вопросу о культуре безопасности в обоих странах. Они пообещали разрабатывать новые процедуры реагирования на чрезвычайные ситуации, такие, как пропажа ядерных материалов или грязные бомбы. Они пообещали превратить ядерный материал на всех американских и российских исследовательских реакторах в развивающихся и переходных странах из оружейного высокообогащенного урана в безвредное низкообогащенное урановое топливо.

'Большую важность, чем эти обещания, имело назначение ответственных лиц в каждом правительстве. США назначили ответственным министра энергетики Сэма Бодмена, а Россия - главу Федерального агентства по атомной энергии Александра Румянцева. Они стали председателями межведомственной группы, которая должна организовать реализацию этих обещаний и отчитываться о процессе.

Бодмен, бывший лидер мира бизнеса, в первой администрации Буша занимал пост заместителя министра торговли и заместителя министра финансов. Он известен своей хладнокровной и непреклонной решительностью. Хотя, когда ему дали новое задание, он занимал свою должность меньше недели, он принял его, признав, по словам его коллеги, что, если ядерная бомба взорвется при Буше, то виновным все равно назовут Бодмена.

Перспективы совместного решения проблемы повлекли за собой концентрацию внимания не только в министерстве энергетики США, но и в гораздо более сложной атмосфере Росатома. Были сформированы рабочие группы, поддерживаются контакты. 24 мая Бодмен посетил Румянцева в Москве, а 16 июня принял его в министерстве энергетики США с тем, чтобы ратифицировать и подписать рабочий план, составленный в Братиславе, и выработать механизмы контроля процесса.

Многие и, прежде всего, эксперты, которые следят за этим вопросом на протяжении многих лет, удивляются тому, что вследствие принятия личной ответственности, назначения ответственных лиц и составления расписания с указанием основных вех и мер колесики завертелись быстрее, чем до этого. В Шотландии два президента смогут объявить, что они утвердили список ядерных объектов в России, которые нуждаются в обновлении, что они совершенствуют меры реагирования с целью отслеживания пропавшего материала, проводят семинары в России с целью повышения культуры ядерной безопасности и неуклонно расчищают исследовательские реакторы, где используется высокообогащенный уран.

По другим вопросам, таким, как дебаты об уголовной ответственности, которые в течение двух лет задерживали создание безопасных условий для хранения в России плутония, которого хватило бы на 4 тыс. потенциальных ядерных бомб, администрация достигла прорыва. После того как бывшего помощника госсекретаря Джона Болтона отодвинули в сторону, Госдепартамент Кондолизы Райс сказал "да" разумным требованиям России относительно ответственности за ядерные аварии на ее территории. Теперь мяч опять в российском суде, где юристам министерства иностранных дел, как обычно, сложно принять "да" в качестве ответа.

Среди самых больших загвоздок первого срока администрации Буша была пропасть между словами и делами в борьбе с ядерным терроризмом. На словах и президент, и вице-президент заявляли о том, что это самая большая угроза. Однако действиям администрации в деле устранения этой угрозы, от хранящихся в небезопасных условиях в России бомб до увеличения в четыре раза ядерного арсенала Северной Кореи, едва-едва можно натянуть удовлетворительную оценку. С начала второго срока прошло всего шесть месяцев, и конечно, окончательные оценки ставить еще рано. Однако в середине первого года правления на этом жизненно важном фронте действия администрации значительно улучшились, и она находится на пути к хорошим оценкам, которые могут укрепить безопасность Америки.

Грэм Эллисон - директор Центра науки и международных дел Бельфера при школе управления им. Кеннеди в Гарвардском университете. Автор книги "Ядерный терроризм: самая мощная катастрофа, которую можно предотвратить".

Источник: The Boston Globe


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru