Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2019 г.
4 июля 2005 г.

Цита Аффентрангер | Tages anzeiger

"Путин даст команду стрелять в народ"

Кремль приказал запретить национал-большевиков, которые закидывают политиков яйцами. Но мотивация у молодых активистов сильна, и они свято верят в революцию в России.

Местом встречи является "Рижская", станция московского метро, где даже год спустя цветы напоминают о теракте, в результате которого погибло десять человек. Идет проливной дождь. Молодые люди спрятались под крышей какого-то торгового павильона. У Национал-большевистской партии России больше нет офиса: две недели назад милиция зачистила подвал, где располагалась штаб-квартира воинствующего молодежного движения.

Преодолев две стальные двери, блюстители закона арестовали скрывавшихся за ними 15 национал-большевиков и некоторых из них жестоко избили. Но это еще не все: на прошлой неделе партия была запрещена в судебном порядке. Молодые люди, оказавшиеся под дождем на "Рижской", относятся к этому философски: "Мы будем продолжать, как и раньше. Что не убьет нас, то сделает нас сильнее", - говорит Павел Жеребин. Спрятавшись от дождя в кафе, студент, который в свои двадцать лет ни капельки не похож на революционера, объясняет, что им движет: "Мы хотим иметь демократическое, свободное и сильное государство, которое выполняет свои социальные обязательства. Единственный путь к этой цели - революция!" Из-за контроля Кремля над процессом выборов больше нет никакой иной возможности что-нибудь изменить в России, продолжает он. Смена власти в Грузии, на Украине и в Киргизии - это пример. Как и там, народ в России тоже должен взять власть в свои руки.

"Жестокие властители"

"Какой будет революция, зависит от Кремля", - говорит Павел под одобрительные кивки двух своих единомышленниц. "Цветной революции", скорее всего, не будет. Российские властители жестоки, все вполне может закончиться так, как в узбекском Андижане: "В отличие от Кучмы на Украине или Акаева в Киргизии, Путин без всяких сомнений даст команду стрелять в народ". Кроме того, Павел жалуется на недостаточную помощь Запада: "Никто из богатых друзей России не хочет нам помогать". Деньги - это не главное, успокаивает его Владимир Абель, заместитель главы Национал-большевистской партии, который сидит за столом со своими политическими воспитанниками, как равный среди равных: "Наши акции обходятся нам недорого. Деньги нужны, прежде всего, на юристов, которые защищают наших людей в судах". Сейчас в тюрьме находятся 48 национал-большевиков, шесть или семь активистов были убиты в последние годы, говорит Абель. Десятки сейчас предстанут перед судом. Например, Ольга Кудрина. Девушка участвовала в захвате приемной администрации президента - в знак протеста против тоталитаризма в России. Теперь грациозной студентке за дестабилизацию работы государственных органов грозит до 12 лет заключения. Восьми ребятам, проходящим по этому же делу, нет 18 лет. Ольга пожимает плечами: "Я хочу что-нибудь изменить". Марина Горшенина соглашается с ней: "Я присматривалась к молодежным организациям коммунистов, либеральных партий "Яблоко" и СПС. Они не предлагают никакой перспективы".

"Они ничего не предпринимают. Мне мало одних разговоров на кухне", - критикует она ту часть русской интеллигенции, которая закрылась в четырех стенах и пытается оттуда переустроить мир. "Жизнь проходит мимо этих партий", - соглашается Павел. Поэтому молодые люди пришли в партию, которая непосредственно проводит акции, а именно к национал-большевикам.

Майонезные атаки

Павел участвовал в захвате поезда Москва-Калининград и за это отсидел 40 дней в литовской тюрьме. Ольга недавно помогла натягивать огромный антипутинский плакат в гостинице "Россия" у Красной площади, а Марина выступила в качестве непрошенного нарушителя спокойствия в знаменитом театре под открытым небом. Объектами для атак национал-большевиков становятся известные россияне и иностранцы, которых они рассматривают в качестве опоры господствующей системы, а их оружием являются яйца, помидоры или майонез. На своих акциях они гордо поднимают знамя своего движения: красное полотнище с белым кругом, внутри которого нарисованы серп и молот, что напоминает как о советском флаге, так и о национал-социалистской символике.

Воинствующая революционная оболочка и провокационное название, которое свидетельствует о симпатиях к большевикам Ленина, устроившим в 1917 году в царской России революцию, нравятся молодым людям: "Средний возраст наших активистов - 20-22 года", - говорит Абель. Молодые люди - это, прежде всего, выходцы из нижнего сегмента среднего класса, среди них много студентов. Название "национал-большевизм" Абель понимает скорее не как программу, а как символ бескомпромиссной борьбы против режима.

В этой двойственности новые большевики в России не одиноки: так, например, Либерально-демократическая партия ультранационалиста Владимира Жириновского имеет немного общего как с либерализмом, так и с демократией.

Когда в 1994 году образовалась Национал-большевистская партия, название поначалу полностью соответствовало содержанию: смесь национализма и коммунизма, которая провоцировала радикальными лозунгами, однако в политическом плане не играла никакой роли. Ее учредителем был неоднозначный писатель Эдуард Лимонов, становление которого происходило в подпольных литературных советских кругах; позже он эмигрировал в США. В Европе он устанавливал контакты с левыми, а также с националистическими группировками. В России он обращался к тем людям, которые разочаровались в реформах. Им он рассказывал о революционной партии нового типа: бархатный террор должен сломить власть.

После прихода к власти Путина Лимонов был арестован за экстремизм. С этого началась его партия, чью официальную регистрацию власти всячески затягивали: ее программа, принятая в 2004 году, практически не отличается от программ либеральных партий. Как утверждает Абель, сегодня организация практически во всех регионах России насчитывает в общей сложности около 25 тысяч членов с ярко выраженной мотивацией. "Мы вторая по силе партия после коммунистов". Своей мешаниной из уличных протестов, гражданского неповиновения и тактики захвата молодые люди, похоже, повергли Кремль в легкую панику - в особенности после революции на Украине, где молодежь сыграла центральную роль. Главный идеолог президента Путина Владислав Сурков недавно назвал национал-большевиков шовинистами и фашистами.

Молодые люди в свою защиту говорят, что в их акциях никто не пострадал и что они не хотят иметь ничего общего ни с шовинизмом, ни с национализмом. "Для меня любой человек, который любит эту страну, русский", - говорит Марина. Они ничего не имеют против иммигрантов и не видят врага в Западе, хотя сами разделяют не все его идеалы. "Свобода, права человека, демократия, либерализм - пожалуйста. Нам нравится политическая модель Запада, но не экономическая. Экономика должна нести социальную ответственность", - объясняет Павел.

Такой же процент избирателей, как у "Яблока"

"Мы хотим четкого регулирования экономики и национализации полезных ископаемых. Богатство страны - от бога, оно принадлежит всем!" Такие лозунги проходят в России на ура: во время последней агитационной кампании в 120-квартирном доме сразу 22 человека выразили желание вступить в партию, рассказывают Ольга и Марина. Один институт изучения общественного мнения, близкий Кремлю, недавно даровал группировке 4% избирателей, но Абель убежден, что цифра занижена. Хотя 4% не производят впечатления, но для России это много: на последних выборах в Госдуму известные либеральные партии "Яблоко" и Союз правых сил получили не больше.

Наряду с громкими уличными акциями национал-большевики ставили своей целью вписаться в российскую партийную систему, ведь незарегистрированная партия не имеет права принимать участие в выборах. Недавно вместе с молодежными организациями коммунистов и "Яблока" они собрали многотысячную демонстрацию в поддержку свободы прессы. В молодежной среде национал-большевики с их прочными позициями в общероссийском масштабе являются самой сильной антипутинской платформой, из-за чего они подвергаются все более сильным репрессиям. Поэтому нынешний запрет партии, распространяющийся на всю страну, их мало волнует: "К нам давно относятся как к нелегальной партии, особенно в регионах", - говорит Абель и пожимает плечами. Страна пронизана полицейской логикой людей Путина, которые по большой части являются выходцами из армии и спецслужб, продолжает он. "Они не знают, что такое компромисс. Кремль правит страной в командном стиле". Тем не менее, четыре национал-большевика, собравшиеся в кафе на "Рижской", твердо верят в революцию в России, в которой их хорошо организованная группировка "без сомнения сыграет центральную роль".

Источник: Tages anzeiger


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru