Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
4 марта 2004 г.

Моника Фами | Facts

"У меня побежали мурашки по спине"

Авиадиспетчер Алоиз Вернер (имя изменено) о своей реакции на авиакатастрофу на горе Штадлер. Психологическая помощь и меры по его охране.

- Господин Вернер, вы, авиадиспетчер, находились на службе, когда в 1990 году самолет DC-9 компании Alitalia врезался в гору Штадлер. Тогда погибло 46 человек. Как вы пережили катастрофу?

- Внезапно точка на радиолокаторе остановилась и сразу исчезла. Сначала я ее искал, надеялся, что это техническая ошибка. Однако через минуту я уже знал, что самолет упал. Но, поскольку в воздухе находились другие самолеты, я справился со своими чувствами и продолжал работать. Самолеты, идущие на посадку, из-за катастрофы должны были пойти на второй круг. Через 15 минут меня сменили.

- Чувствуете ли вы себя виновным?

- Нет, я просто не могу объяснить себе, что и почему пошло не так. Я работал нормально, и пилот правильно выполнял все мои указания. Я не имел понятия, что из-за неисправности приборов он начал снижение за одиннадцать миль до взлетно-посадочной полосы, а не за восемь.

- Тем не менее в ваш адрес как диспетчера выдвигались обвинения.

- При подобных авариях часто для начала обвиняют диспетчера. Дилетанты упрекают специалистов: мол, нужно было видеть, что самолет летит слишком низко. Мы руководим полетами, мы рассчитываем на то, что пилоты выполняют наши указания. Если мы видим ошибку, мы, естественно, сразу вмешиваемся. Но если мы все время будем смотреть, снижается самолет или набирает высоту, то один диспетчер сможет вести не более двух бортов вместо обычных десяти.

- Как Swisscontrol, сегодняшний Skyguide, тогда о вас позаботился?

- Skyguide сразу выделил мне куратора. Но подобное надо пережить самому, никто не может тебе в этом помочь. И хотя я с самого начала был убежден в своей невиновности, переживания были чрезвычайно глубокими.

- Принял ли Skyguide какие-либо меры, чтобы защитить вас?

- После катастрофы я в течение некоторого времени не появлялся дома, и мое имя исчезло из телефонного справочника.

- Мелькала ли у вас когда-нибудь мысль, что вам может отомстить кто-то из родственников погибших?

- Об этом я никогда не думал. Речь шла скорее о том, чтобы оградить меня от приставаний. Раза два меня обругали незнакомцы. Один назвал меня "лесником с горы Штадлер", и это прозвучало зловеще.

- Что вы почувствовали, когда узнали о смерти вашего коллеги Петера Н.?

- У меня побежали мурашки по спине. Я хорошо его знал, его жена тоже работает у нас. Вместе со скорбными чувствами ко мне снова вернулись воспоминания о катастрофе на горе Штадлер. Какое-то время я думал о том, что кто-то может последовать примеру преступника. Поэтому компания Skyguide предложила мне личную охрану, однако в итоге я от нее отказался - с момента катастрофы самолета Alitalia прошло 14 лет. Уголовное дело закрыто, претензий ко мне нет.

- Вы вообще могли работать на следующий день после кровавого преступления?

- Да, несмотря на все трагедии, воздушное сообщение не прерывается.

- Ваше имя после авиакатастрофы на горе Штадлер было удалено из телефонного справочника. Почему это не было сделано с Петером Н.?

- Почему? Почему? Никто не думает о том, что человек свихнется почти через два года после аварии. С моей точки зрения, Skyguide cделал все, чтобы защитить моего коллегу.

- Встречались ли вы когда-нибудь с родственниками жертв катастрофы самолета Alitalia?

- Однажды ко мне в аэропорту обратилась одна женщина и спросила, как у меня идут дела. Потом сказала, что потеряла в катастрофе мужа. Мне было очень неприятно. Я должен был сдерживать себя, так как дело в отношении меня по обвинению в убийстве по неосторожности еще не было прекращено, и если бы я что-то не то сказал, это могло быть истолковано как признание мною своей вины.

- Как вы думаете, Skyguide не попросил у родственников жертв катастрофы над Иберлингеном прощения, испугавшись многомиллионных компенсаций?

- То, что кампания реагирует очень осторожно, как раз понятно. При катастрофе самолета Alitalia адвокаты хотели, не доводя дела до суда, обязать Skyguide взять на себя выплату половины суммы компенсаций. Мы отказались, так как не были виновны. Суд тоже освободил нас от выплат. Петер официально выразил сожаление в связи с катастрофой. Что еще нужно? Чтобы просить прощения, нужно быть виноватым. Skyguide ведет себя абсолютно правильно, выжидая, пока не появится официальный отчет об аварии и не будет решения суда, который даст ответ на вопрос о том, кто действительно виноват.

Источник: Facts


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru