Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2019 г.
4 сентября 2008 г.

В августе, спустя несколько дней после того, как российские войска вошли в Грузию, Украина провела военный парад: по центру Киева прошли 3500 военнослужащих, проехали танки, бронетранспортеры и самоходные ракетные установки.

Этот смотр, каких в стране не бывало с 2001 года, подготавливался долго. Предполагалось, что благодаря параду граждане Украины выразят поддержку своим вооруженным силам. Но события на Кавказе все изменили. Каждый постоянно помнил о Грузии - осажденной маленькой стране, столкнувшейся со всей мощью России.

"Грузинский конфликт открыл мне глаза на тот факт, что российская сторона перешла Рубикон и Украина теперь никак не может ей противостоять, - говорит 37-летний предприниматель Анатолий Марченко, наблюдавший за парадом. - Некоторые восприняли парад как демонстрацию силы. Но сведущие украинцы знают, что наша страна очень слаба".

Шокирующая картина - участие российских танков в международном конфликте впервые после вторжения в Афганистан в 1979 году - вызвала резонанс во всем мире. Но нигде ее не восприняли так болезненно, как на территории бывшего СССР.

Хотя мало кто в регионе ожидает, что Москва вскоре предпримет новые силовые действия, тот факт, что она направила войска за пределы своей территории, вызывает опасения, что это может повториться. Тоомас Ильвес, президент Эстонии, одной из трех прибалтийских республик, говорит: "Мы наблюдаем полную смену парадигм в архитектуре безопасности Европы. Все, что мы делали, основывалось на предположении, что Россия не прибегнет к агрессии. (...) Этот тезис более не имеет силы".

Возникли передряги на финансовых рынках, не только в России, но и в соседних государствах. С начала грузинского кризиса стоимость страхования задолженности в форме кредитных свопов выросла для России на 30%, для Украины и Латвии примерно на 15%, а для Польши - на 30%. Хорхе Зукоски, президент Американской торговой палаты в Украине, говорит, что кризис заставил инвесторов "взять паузу и еще раз внимательно приглядеться к действующим здесь факторам".

Главный вопрос в том, будет ли нестабильность распространяться из Грузии дальше, либо сформируется новая расстановка сил, предполагающая расширенную роль России. Ответ зависит от амбиций Кремля, его готовности применять силовые методы и желания эксплуатировать свой статус энергетической сверхдержавы. Важна и реакция соседей России, а также Запада, в том числе США, ЕС и НАТО. Потенциальные "горячие точки" - это, в частности, Украина, Молдавия, страны Балтии и богатый энергоносителями Прикаспийский бассейн.

Россия уверяет, что агрессором была не она, и утверждает, что вмешалась в события только после того, как прозападный президент Грузии Михаил Саакашвили послал войска в наступление на сепаратистов Южной Осетии, пользующихся поддержкой России. Но даже те из соседей, кто симпатизирует Москве, были встревожены размахом ответных действий России и ее готовностью перекраивать границы, выразившейся в решении признать независимость Южной Осетии и Абхазии, второй территории, которая откололась от Грузии. Ни одна бывшая страна советского блока не последовала примеру России в признании этих образований.

Новая холодная война мирового масштаба маловероятна. Москва недостаточно сильна, чтобы бросить Вашингтону вызов на глобальной арене: ее ассигнования на вооруженные силы составляют всего 5% от соответствующей статьи американского бюджета. Кроме того, современный мир нелегко разделить на два лагеря, поскольку имеются конкурирующие между собой центры влияния, в том числе ЕС, Китай и Индия. Но в бывшем советском блоке новая эпоха всколыхнула память о холодной войне. Многие, как, например, министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг, сравнивают грузинскую интервенцию России с советским вторжением в Чехословакию в 1968 году, отмечая, что "по печальному совпадению" она произошла спустя ровно 40 лет.

Президент России Дмитрий Медведев на этой неделе дал понять, что действия России в Грузии в политическом смысле не были однократным шагом: он заявил, что у Москвы есть сферы преимущественных интересов в странах, которые граничат с ней непосредственно или находятся вблизи ее границ, и добавил, что Россия будет защищать жизнь и человеческое достоинство российских граждан, где бы те ни находились.

Эту позицию поддерживает большинство россиян - они считают свою страну полноправной доминирующей силой, исходя из ее длительного имперского присутствия в регионе. Они глубоко сочувствуют 20 млн этнических русских, живущих в государствах за пределами России, в том числе 8 млн в Украине, 4,5 млн в Казахстане и более 2 млн в странах Балтии.

Кремль полагает, что в 1990-е годы Запад воспользовался слабостью России для расширения ЕС и НАТО вглубь традиционной российской сферы влияния. Население - не без влияния координирующей работы властей - энергично поддерживает кампанию, которую Путин начал в бытность президентом и продолжает на посту премьер-министра: речь идет о возрождении утраченной гордости России путем восстановления господства в регионе. Аркадий Мошес, директор программы исследований России в Finnish Institute for International Affairs, говорит, что грузинский кризис продемонстрировал: Москва вновь готова "подкреплять свои слова делами".

На Украине уроки из этих событий уже стали очевидны с болезненной остротой. Как и Грузия, Украина подала заявку на вступление в НАТО, и Москва, как и в случае с Грузией, яростно протестует против этой перспективы. Смирившись с приемом в НАТО стран Балтии, Кремль, однако, наметил запретную черту - выступил против дальнейшего расширения НАТО. Тем временем президент Украины Виктор Ющенко уязвил Россию, оспорив соглашение об аренде, согласно которому российский Черноморский флот базируется в украинском порту Севастополь в Крыму. В свою очередь, высказывания Ющенко вдохнули новую жизнь в споры о статусе Крыма - территории, где большинство населения составляют этнические русские и на которую выражают претензии некоторые российские политики-националисты. Григорий Немиря, вице-премьер Украины, говорит о проблеме, с которой столкнулась Украина: "Стоит вопрос о суверенитете и территориальной целостности моей страны".

Вооруженные силы Украины намного превосходят грузинские, но по сравнению с российскими все равно кажутся мизерными: так, у Украины всего 200 военных самолетов против 1800 российских.

В среду грузинский кризис способствовал ускоренному распаду коалиционного правительства, в которое входили партии Ющенко и его премьера, удалой Юлии Тимошенко. И Ющенко, и Тимошенко в широком плане занимают прозападную позицию, но между собой яростно враждуют. Ссора, чреватая досрочными выборами, создает благоприятные условия для Виктора Януковича, пророссийского лидера оппозиционной партии, а также для самой России, которая часто вмешивается в политическую жизнь Украины, особенно на ориентированном на Россию востоке страны. Как сказал вышеупомянутый предприниматель Марченко: "Главная угроза нашей стране исходит от наших слабых государственных институтов и ожесточенных междоусобиц политиков".

В соседней Молдавии Кремль извлекает выгоду из новообретенной уверенности в себе: Медведев встретился с Владимиром Ворониным, который много лет занимает пост президента Молдовы, и подчеркнул необходимость мирного урегулирования спора с сепаратистской областью Приднестровье, которую поддерживает Россия. Представители ЕС говорят, что, хотя двусторонние переговоры приемлемы, все соглашения следует заключать в многостороннем формате с участием Брюсселя. В ЕС опасаются, что Россия может попытаться возродить "план Козака" - более раннюю попытку покончить со спором на условиях, которые обеспечили бы лидерам Приднестровья и их московским покровителям большие полномочия в воссоединенной стране, а также нахождение российских войск на этой территории еще 20 лет.

Если говорить о новых членах НАТО и ЕС, то самыми уязвимыми себя чувствуют страны Балтии, поскольку в прошлом они были республиками СССР. Вряд ли стоит ожидать, что Москва откажется от попыток наращивать свое влияние, в том числе от вмешательства во внутриполитическую жизнь, перебоев в поставках нефти, а также, в случае Латвии и Эстонии, от энергичной поддержки многочисленных русских национальных меньшинств. Ильвес говорит: "Угроза не имеет военного характера, но джингоистская риторика России настораживает. Мы живем в Европе XXI века, Европе пост-Новейшего времени, но Россия ведет себя как в XIX веке".

Риск возрастает

Эти тревоги разделяет и Польша, хотя в менее острой форме. Задиристый президент Лех Качиньский высказывает более воинственную точку зрения, чем учтивый премьер-министр Дональд Туск, хотя их политические различия не так велики, как может показаться по их выражениям. Павел Свиебода, глава аналитического центра Demos Europa, говорит, что Варшава "накапливает критическую массу" в ЕС для более "реалистичного" отношения к России.

В других странах Центральной Европы неприязнь к Москве тем меньше, чем дальше они от границ России и чем больше зависят от поставок российского газа (так, богатая углем Польша не столь зависима, как, например, Словакия, Венгрия и Болгария - три государства, которые отмалчиваются по поводу Грузии).

В Прикаспийском бассейне главные последствия кризиса могут коснуться курса, одобряемого США, - стараний убедить добытчиков нефти и газа диверсифицировать пути экспорта: транспортировать энергоносители не через Россию, а по коридору, который соединяет Восток и Запад через Грузию. Азербайджан и Казахстан, два крупнейших региональных экспортера, 15 лет пытаются сократить свою зависимость от России, не обидев Москву. Консорциум, планирующий строительство газопровода Nabucco, который соединит Каспий с ЕС, утверждает, что не изменил своих планов из-за грузинского кризиса. Но зрелище российских бомбардировок вблизи уже существующих трубопроводов заставляет усомниться в будущем проекта.

Многое зависит от того, как на грузинский кризис среагирует Запад. США и ЕС публично отвергают притязания Москвы на господство на территории бывшего СССР. Вице-президент США Дик Чейни на этой неделе совершает турне по Азербайджану, Грузии и Украине, выражая свою словесную поддержку. Но на практике Вашингтону и Брюсселю, возможно, будет непросто разработать политику в Восточной Европе, которая не признавала бы негласно так называемые российские сферы преимущественных интересов. Соединенные Штаты критикуют Москву сдержанно, так как нуждаются в сотрудничестве с ней по иранскому и другим вопросам. Так же поступает и ЕС, зависимый от российских энергоносителей и разобщенный на два лагеря: "ястребов" во главе с Великобританией, Польшей и странами Балтии, и "голубей" во главе с Италией.

Дипломаты государств-членов НАТО обсуждают пути укрепления поддержки альянсом уязвимых членов типа стран Балтии - сообщил FT на этой неделе Курт Волкер, постоянный представитель США в НАТО. Но Германия и другие вряд ли поспешат принимать меры, так как опасаются прогневать Россию.

То же самое верно для заявок Грузии и Украины на вступление в НАТО. Обе страны числятся в категории будущих государств-членов, но рассмотрение заявок обеих на саммите в Бухаресте этой весной было отложено. Сомнительно, что ситуация изменится, когда НАТО на исходе нынешнего года вернется к этому вопросу. Тем временем ЕС не имеет единого мнения, как реагировать на заявку Украины на вступление в его ряды, и не желает даже рассматривать заявку Грузии, хотя августовские события заставили ЕС задуматься о расширении поддержки этих двух стран, а также Молдавии.

В условиях разобщенности ЕС и НАТО некоторые восточноевропейские государства просят военной помощи непосредственно у Вашингтона. Еще до грузинского кризиса Чехия согласилась разместить у себя радар, являющийся частью американского противоракетного щита. Польша воздерживалась от заключения договора, требуя более выгодных условий, но через несколько дней после ввода российских танков заключила с США соглашение о базе противоракет. Украина и Грузия также стремятся расширить прямое сотрудничество с Соединенными Штатами.

Какова будет реакция США на эти просьбы, неясно, поскольку президентские выборы в Америке уже на носу. Но нельзя сомневаться, что Москва будет яростно выступать против этого сотрудничества и что после истории с Грузией не исключено и применение военной силы.

Страны Балтии: Эстония, Латвия и Литва

Все эти три бывшие республики СССР - члены НАТО и ЕС, но они чувствуют себя незащищенными перед нажимом России, тем более что уже имели место перебои в поставках нефти и вмешательства во внутриполитическую жизнь.

Особенно уязвимыми чувствуют себя Эстония и Латвия, где проживают крупные русскоязычные меньшинства (около 30% населения) - некоторые из русскоязычных жителей жалуются на дискриминацию и ищут поддержки у Москвы. Около половины из 390 тыс. русскоязычных жителей Эстонии не имеют эстонского гражданства. Из них 120 тыс. - граждане России, а 100 тыс. - лица без гражданства. В Латвии около 370 тыс. неграждан, что составляет без малого 20% населения.

Молдавия: Приднестровье

Молдавия разделена спором с сепаратистами. Восточная русскоязычная область Приднестровье в 1990 году провозгласила независимость. Вооруженные столкновения в 1992 году закончились после вмешательства российских войск, размещенных на этой территории. В Приднестровье проживает 555 тыс. человек, всего в Молдавии - 4 млн. Между ЕС, Молдавией и Россией проходят малоафишируемые переговоры об урегулировании спора.

Украина: Крым

Крым - территория в составе Украины с 2-миллионным населением, 60% жителей - этнические русские, в том числе около 100 тыс. российских граждан, проживающих в большинстве своем в Севастополе (это база российского Черноморского флота) и его окрестностях.

Москва арендует базу у Киева по договору, истекающему в 2017 году. Российская сторона хочет продлить договор, а прозападный президент Украины Виктор Ющенко - разорвать его. Некоторые российские политики-националисты - но не Кремль - предъявляют претензии на Крым, заявляя, что после распада СССР в 1991 году и обретения Украиной независимости эту область неправомерно передали Украине. Симпатии к Москве наблюдаются и в других областях Украины среди 8 млн этнических русских (всего на Украине живет 46 млн человек), что выражается, например, в агитации против планов Ющенко по вступлению в НАТО.

Казахстан: энергоносители

Чтобы меньше зависеть от маршрутов транспортировки через Россию, Казахстан доставляет свою нефть по железной дороге на собственный терминал в Батуми, на грузинском побережье Черного моря. Некоторые российские политики-националисты предъявляют претензии на часть Казахстана и выражают поддержку в адрес 4,5 млн этнических русских в Казахстане, составляющих там 35% населения.

Азербайджан: энергоносители

Авторитарные лидеры этой богатой энергоносителями страны попытались сократить свою традиционную зависимость от путей экспорта нефти и газа по российским трубопроводам, инвестируя средства в новые коридоры на территории Грузии и Турции, прокладываемые при поддержке США. Эта стратегия будет сорвана, если Москва сможет на основе грузинской интервенции взять трубопроводы под свой контроль. Кроме того, страна погрязла в споре с соседней Арменией, которая в 1993-1994 годах силой захватила Нагорный Карабах. За последний год экономика Азербайджана, подпитываемая торговлей энергоносителями, выросла на 23%, но страна только начинает решать проблему глубокой нищеты населения.

Источники: FT; Petroleum Economist

Источник: Financial Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru