Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2020 г.
5 апреля 2005 г.

Стефан Уэгстил | Financial Times

Либералы пытаются ослабить хватку государства

Признаков замедления экономического роста не видно на улицах Москвы, где магазины, рестораны, гостиницы и казино предлагают свои услуги местным жителям и гостям. Даже в будние дни в развлекательном квартале "Новый Арбат" до поздней ночи многолюдно.

Но экономические данные указывают на спад роста валового внутреннего продукта по сравнению с прошлогодними 7,1%. За первые два месяца 2005 года ВВП вырос всего на 4,4%. Экономист Всемирного банка Джон Литвак, курирующий Россию, говорит: "Конечно, это замедление. Вопрос в том, будет оно небольшим или серьезным".

Отчасти ответ зависит от мирового рынка нефти, а отчасти от российской экономической политики и внутреннего инвестиционного климата.

В начале года среди экономистов преобладало мнение, что нефть не долго удержится на уровне 50 долларов за баррель. Теперь они не так в этом уверены, поскольку к моменту написания этой статьи цена превысила 55 долларов за баррель.

Краткосрочное влияние высоких цен на экономику неясно, поскольку 90% дополнительной прибыли путем налогообложения поглощает правительство, которое помещает средства, главным образом, в оффшорный стабилизационный фонд.

Но, поскольку в фонд помещено уже более 800 млрд рублей, власти смягчают фискальную политику, больше тратя на социальные трансферты и финансируя снижение налогов.

Министры также рассматривают крупные проекты, связанные с инфраструктурой, особенно в регионах, которых не коснулся нефтегазовый бум. Начавшееся движение денег может поднять ВВП на 1-2%, но все зависит от масштабности и сроков принятия правительственных решений.

Сегодня экономическая политика является предметом напряженных дебатов, в ходе которых либералы в администрации пытаются убедить президента Владимира Путина ускорить рыночные реформы. За прошедшие полгода экономический советник президента Андрей Илларионов и министр экономики Герман Греф публично выступали с критикой отсутствия реформ. К их лагерю принадлежит и министр финансов Алексей Кудрин.

Они столкнулись с растущим влиянием государственников, тех представителей администрации, которые считают, что государство должно играть ведущую роль в руководстве экономикой.

Путин разрешает высказываться обеим сторонам, публично не присоединясь ни к одной из них. Но в своих решениях президент в основном проводит курс на приоритет государства, что особенно заметно в деле ЮКОСа.

После ареста основателя нефтяной группы Михаила Ходорковского и предъявления ошеломляющих налоговых претензий власти могли бы оставить компанию в целости и дать ей возможность со временем расплатиться по претензиям. Но Кремль расчленил ее, отобрав и национализировав ее крупнейший актив "Юганскнефтегаз".

Таким образом государство дало понять, что считает себя владельцем и руководителем отрасли, а частным хозяевам следует соблюдать осторожность.

Тем временем либеральные реформаторы получили еще один удар в виде общественных протестов по поводу недавней замены таких льгот, как субсидируемый бесплатный проезд для пенсионеров, денежными выплатами.

Либералы видели в реформе способ повышения экономической эффективности. Но изменения были выполнены плохо и спровоцировали демонстрации. Хотя власти по-прежнему привержены идее монетизации льгот, они будут действовать осторожно.

Экономику питают высокие цены на нефть, и новый средний класс появляется в Москве и таких богатых ресурсами регионах, как Сибирь.

Но темпы инвестиций не ускоряются, а замедляются, упав до 7,8% в феврале, тогда как в 2004 году они превышали 10%.

Дело ЮКОСа омрачило инвестиционный климат, а бизнесмены боятся растущего вмешательства властей и распространения взяточничества. Движение капиталов через границу, в начале 2003 года впервые оказавшееся положительным, в прошлом году вновь стало отрицательным, а утечка достигла 7,8 млрд долларов.

Даже в нефтегазовой отрасли, где высокие цены должны бы способствовать инвестициям, компании предпочитают сидеть на деньгах.

Михаил Дмитриев, возглавляющий аналитический отдел в Центре стратегических исследований, близком к Грефу, говорит: "Дело ЮКОСа сильно отразилось на инвестициях. А в нефтяном секторе спад инвестиций произошел, несмотря на ситуацию на мировом рынке, способствующую увеличению инвестиций".

Трудно сказать, как долго экономика может расти без новых инвестиций. Но имеются признаки напряженности, поскольку некоторые отрасли, в частности топливная, достигли предельной мощности, а власти стремятся контролировать инфляцию.

Потребительские цены в декабре 2004 года выросли на 11,7%, и это чуть меньше 12%, зарегистрированных в 2003 году. Это не опасно, но является ясным предупреждением о напряженности в экономике.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru