Архив
Поиск
Press digest
23 сентября 2020 г.
5 августа 2004 г.

Тим Пейдж | The Washington Post

Жизнь с Паваротти: его меню, его гарем и его соперники "идиоты"

Утонченно элегантная Элизабет Шварцкопф, немецкая оперная певица-сопрано, выглядела на сцене "как уборщица". Не менее известная певица Джоан Сазерленд, на самом деле, в разговоре "скучная дура". А Пласидо Доминго? "Пласидо даже и не снилось обладать таким голосом, как у Паваротти".

Возможно, осенью это станет самой обсуждаемой книгой о музыке и определенно самой тошнотворной. Самое любопытное, что эти пышущие злобой комментарии принадлежат не завсегдатаю театра Metropolitan Opera, как можно было бы подумать, а одному из самых успешных бизнесменов от классической музыки.

Герберт Бреслин, менеджер представителей музыкального истэблишмента, в числе которых вышеупомянутые исполнители, Мэрилин Хорн, Исаак Перельман, Леонард Слаткин и покойный Георг Солти, написал автобиографию в соавторстве с музыкальным критиком газеты New York Times Энн Миджет.

Книга, которая должна выйти в октябре, озаглавлена "Король и я: правдивая история о восхождении Лучиано Паваротти, рассказанная его менеджером, другом и иногда врагом". The Washington Post ознакомилась с предварительной копией книги, дающей некоторое представление о жесткой конкуренции, царящей в мире оперы, большой и не очень.

Паваротти - самый прославленный из клиентов Бреслина, их профессиональное сотрудничество длилось больше тридцати лет. Но с тех пор, как два года назад между ними произошел необычайно громкий разрыв, знаменитый тенор превратился для Бреслина в "большого белого кита", в которого, как только выдается случай, всаживают гарпун. Бреслин называет свою книгу историей о том, как "прекрасный, простой, милый парень превратился в упертую, агрессивную и во многом несчастную суперзвезду". Нарисованный им портрет весьма непригляден.

В его изображении знаменитый тенор предстает как вздорное дитя, которое называет своих коллег идиотами ("stupido") и другими "ласковыми" прозвищами. Опасаясь незнакомой пищи, он берет с собой на гастроли в Китай целый ресторан, который сопровождает его там.

В изображении Бреслина Павароти - похотливый распутник, способный сказать о Николетте Мантовани (ставшей его второй женой), что она "лучшая в его гареме".

По словам Бреслина, за время их совместной работы Паваротти "набрал в весе порядка 5000 фунтов".

Бреслин никогда не страдал от избытка скромности. Он говорит, что второго Бреслина найти посложнее, чем второго Паваротти - мало кто разделит это его убеждение. "Никто не разбирается в классической музыке лучше, чем я", - пишет он в предисловии.

Как ни странно, Паваротти, как будто, все готов простить. В предисловии помещено интервью, взятое у него Энн Миджет, где тенор говорит прекрасные, исполненные хороших чувств, слова о своем бывшем менеджере, но кто знает, как он заговорит, когда прочтет книгу целиком.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru