Архив
Поиск
Press digest
20 ноября 2018 г.
5 июля 2006 г.

Эдуард Штайнер | Der Standard

"Цензура - это двусторонний фильтр"

Невозможно защищать свободу слова в России. В конце концов, нельзя спасти то, чего нет

Интервью с Алексеем Симоновым, с 1991 года возглавляющим медийную организацию Фонд защиты гласности. 66 лет. Изучал восточные языки в Московском государственном университете. В 1960-е годы был редактором и переводчиком в одном из московских литературных издательств. До 1991 года как режиссер снял 20 документальных, музыкальных и художественных фильмов.

- Циники утверждают, что свобода слова в России заключается в том, что люди могут не доверять СМИ.

- Это мне понятно, но не будем играть словами. Свободы слова до сегодняшнего дня у нас не было. Из чувства смущения мы назвали наш фонд 15 лет назад Фонд защиты гласности, к счастью, мы не стали называть его Фонд защиты свободы слова - поскольку нельзя защищать то, чего нет. Да, у нас есть гласность, то есть возможность выкрикнуть из толпы, что король-то голый, а в Белоруссии нет и это уже практически невозможно.

- Сравнение с Белоруссией указывает на отчаяние.

- Ну, у нас еще возможно изредка плыть против течения и высказывать свое критическое отношение к определенным событиям. Однако эта гласность давно превратилась из материка в остров. И этот остров постоянно атакует ураган равнодушия.

- Для вас на самом деле было лучше в 1990-е годы, когда СМИ были подконтрольны олигархам?

- Однозначно: да. Конечно, сегодня не льется та грязь, которой тогда поливали друг друга. Сегодня бизнес выстроен в одну линейку и средства массовой информации не отличаются друг от друга.

- Во времена Советского Союза читали книги, поскольку смотреть телевизор было просто невыносимо. Как вы считаете, пришли опять те времена, когда стоит читать книги?

- Телевизор я сейчас смотрю - там идет футбол. Каналы с большой гордостью сообщают о том, что они ведут "прямую трансляцию". Такое у нас теперь редко встретишь. Обычных граждан по телевизору не показывают. Ни обычных женщин, ни обычных детей - идет производство гламурных передач, рассчитанных на 5% богатых россиян. То, что сегодня показывает телевидение, - самое большое зло. Телевидение облизывает само себя. Плюрализм мнений существует только относительно исторических событий. На критику современности наложено табу.

- Пару лет назад вы сказали Путину, что он сам является главной жертвой цензуры. Что он вам ответил на это?

- Он сказал, что, возможно, так оно и есть, и больше ничего не добавил. Он не хочет ничего знать об этом, поскольку желание знать о том, что происходит в стране, теряется в той массе, в которой крепнет власть подхалимов и лизоблюдства по отношению к Кремлю. Все, включая Путина, хотят слушать о том, что они велики, мудры и способствуют процветанию государства. Цензура является фактически двусторонним фильтром.

- Где же зарыта собака?

- Власть оторвана от основной массы общества, поскольку ее, власть, проблемы этого общества практически не касаются. Со средствами массовой информации происходит то же самое. Больше всего меня беспокоит то, что шаг за шагом в нашей стране была искусственно создана картина общества, которое воспринимается как реальное. В ближайшие годы в медийном секторе изменений к лучшему не произойдет. Но самой опасной тенденцией является то, что уже сейчас в журналистской среде не осталось корпоративной солидарности - никто не может рассчитывать на защиту собственной редакции.

- А что творится со СМИ за пределами телевидения?

- Неплохо развивается радио. Но 90% радиостанций - музыкальные. Информационный аспект сведен к минимуму. Газеты играют в нашей стране незначительную роль, поскольку тиражи невелики, а страна огромна.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru