Архив
Поиск
Press digest
23 января 2020 г.
5 марта 2004 г.

Джеймс Боун | The Times

Наркотики на рабочем месте, ложь в газете

Своенравный журналист, чей обман привел к отставке двух редакторов, теперь утверждает, что в The New York Times существовала культура кокаина и самоубийств

В своей долгожданной книге Джейсон Блэр заявляет, что некоторые лучшие статьи он писал под действием наркотиков, и признает, что финансировать его пристрастие, которое стоит тысячу долларов в день, ему помогало то, что он продавал кокаин своим приятелям в газете.

При этом, утверждает он, психотерапевт газеты уговорил его пройти курс реабилитации в клинике, и к моменту, когда он совершал свои самые вопиющие обманы, он уже год не принимал наркотики.

В книге "Я спалил своих хозяев" Блэр берет на себя ответственность за скандал из-за его материалов и говорит, что страдает маниакально-депрессивным психозом и сломался под давлением.

"Я работал в атмосфере, где считалось, что цель оправдывает средства, и привык лгать", - пишет он.

Опальный журналист как непосредственный участник событий рассказывает о частом употреблении кокаина в компании сослуживцев, приводит список коллег, совершивших самоубийства, и даже высказывает предположение, что газетные пиарщики порой требовали расплачиваться за упоминание в газете сексуальными услугами.

"Они брали за упоминания театральными билетами, обедами и выпивкой, а иногда даже сексом", - утверждает он.

New York Times торжественно поклялась не отвечать на измышления Блэра, хотя сегодня вечером он даст большое телеинтервью. В меморандуме, разосланном сотрудникам и быстро появившемся на одном из сайтов в интернете, новый главный редактор Билл Келлер и еще двое руководителей заявляют, что книга "не заслуживает внимания".

"Автор известный обманщик. Книга претендует на то, чтобы стать шоком, но кончает тем, что распространяет вымышленные обвинения по всем направлениям", - написали они.

Однако газета навлекла на себя гнев издателя, заполучив сигнальный экземпляр книги и написав о ней до официального выхода в свет, намеченного на завтра. Газета сообщает, что рецензия появится 14 марта.

По словам Блэра, поначалу он пытался скрыть от коллег, что употребляет кокаин, придя работать в газету в 1999 году в возрасте 23 лет. Но он утратил сдержанность после того, как один из журналистов пригласил его в гости к богатой вдове в отель Waldorf Astoria. На вечеринке кокаин подавали на серебряной тарелке, которую пускали по кругу.

Вскоре Блэр начал продавать наркотики коллегам.

"Когда мне не хватало денег, я подключал друзей или продавал наркотик своим знакомым в газете, - говорит он. - Я никогда не любил пить, курить, употреблять наркотики в компании. В отличие от многих, наркотики меня не привлекали. Иногда я не мог адекватно функционировать в обществе, и кокаин делал то, чего не могли сделать эмоции, дружеское похлопывание по плечу и даже секс. Он делал меня нормальным. Меня поражало, как на меня действует кокаин или стакан виски. Когда у меня начиналась мания преследования, необходимо было спиртное. Когда я впадал в депрессию, то прибегал к кокаину".

По словам Блэра, один из редакторов отдела городской жизни, предпочитавший марихуану, "всегда казался обкуренным, но при этом придумывал самые лучшие заголовки".

Когда одна из его коллег узнала, что он купил кокаин, которого хватит на неделю, рассказывает он, она тут же захотела попробовать.

"Мы бесцельно болтались по городу на машине одного из друзей, все мы употребляли кокаин, лавируя в потоке транспорта. Мы закончили вечер в ее квартире, употребили кокаина на 350 долларов, а потом настало утро, и пора было возвращаться на работу", - пишет он.

"Я позвонил и сказался больным, а она пошла на одно из дурацких совещаний, которые начальство проводит, чтобы оправдать свое существование".

"Мне часто приходилось работать ночами, до пяти, шести, семи часов утра, и мне помогал наркотик, который к 11 сентября стал моим лучшим другом. Потом он превратился в ревнивую любовницу, не желающую мириться с тем, что я не могу содержать ее, не имея работы".

По словам Блэра, он "не первый, кто потерял разум в New York Times". В числе самоубийц он вспоминает о библиотекарше, покончившей с собой после того, как она получила выговор от начальника; главе парижского бюро, который застрелился, получив указание вернуться в Нью-Йорк; репортера из отдела бизнеса, бросившегося с моста Джорджа Вашингтона в Нью-Йорке; редактора того же отдела, прыгнувшего с крыши здания New York Times.

По словам Блэра, когда разразился скандал, он был близок к тому, чтобы повеситься в туалете в одном из кафе Гринвич Виллидж. Но его подруге удалось убедить его в том, что жить все-таки стоит.

Чернокожий Блэр жалуется, что оказался втянутым в борьбу за власть между чернокожим менеджером Джералдом Бойдом, которому в конце концов пришлось уйти, и белым редактором отдела городской жизни, его непосредственным начальником, "бесчувственным" Йоном Лэндманом.

"Я стал пешкой в расовой игре, и моя работа значила меньше, чем политические очки, которые мой успех или провал приносил этим людям, борющимся друг с другом, - заявил он. - Со мной обращались как с тряпичной куклой".

Источник: The Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru