Архив
Поиск
Press digest
28 января 2020 г.
5 октября 2004 г.

Фред Веир | The Christian Science Monitor

Эхо коммунистического прошлого России

Второй раз в своей жизни Михаил Герасимов получает партбилет. Преуспевающий мелкий бизнесмен из московского района Перово, Герасимов стал новым членом партии "Единая Россия", поддерживаемого Кремлем голиафа, который быстро становится крупнейшим и влиятельнейшим политическим клубом России.

"Я решил вступить в партию из-за стабилизации политической жизни в России и из-за растущего общественного доверия к партии власти и ее лидерам", - говорит седеющий владелец компании, которая вывозит брошенные автомобили по контракту с городскими властями.

Почти два десятка лет назад Герасимов, тогда управляющий среднего звена оборонного завода, вступил в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС) - по таким же невнятным причинам.

"Я хотел сделать что-нибудь в общественной сфере", - говорит он. Но его опыт соприкосновения с той машиной правящей партии принес лишь горькое разочарование, потому что руководство никогда не прислушивалось к рядовым членам партии. "Я надеюсь, что "Единая Россия" не повторит опыт КПСС, не отойдет так далеко от народа", - добавляет он.

Однако некоторые эксперты предупреждают, что "Единая Россия" все больше напоминает КПСС, которая была мощным "государством в государстве", где все важные решения принимались наверху и затем навязывались миллионам лояльных членов партии во всех советских правительственных учреждениях, законодательных органах, на рабочих местах, в школах и вооруженных силах.

Серия созданных Кремлем законов, которые сейчас находятся на рассмотрении Госдумы, могут ускорить трансформацию "Единой России" в монополистскую партию власти, так как по новым законам местные губернаторы будут назначаться президентом, а не избираться, высокопоставленным гражданским служащим не будет больше запрещено вступать в какую-либо партию, а парламент будет избираться на основе партийных списков.

"Как только бюрократы увидят, что жестко централизованная система власти опять набрала силу в России, вне всякого сомнения, они ринутся вступать в партию власти, - предсказывает Сергей Колмаков, вице-президент независимого Фонда развития парламентаризма в России. - Когда бюрократическая цепь командования будет консолидирована в одной партии, эта партия будет доминировать в государстве и среди населения. Люди изо всех сфер элиты захотят вступить в нее".

В штаб-квартире "Единой России" в Перово на стене висит портрет президента Владимира Путина. Члены партии называют его своим лидером. Однако хотя гиперпопулярный Путин открыто поддержал партию на последних выборах, сам он в нее еще не вступил. "Появляется все больше гипотез, что Путин пойдет на этот шаг перед следующим циклом выборов, - говорит Колмаков. - Это станет сигналом для всех бюрократов, что все серьезно".

"Единая Россия" родилась из спонсировавшейся Кремлем партии, созданной для поддержки Путина на парламентских и президентских выборах почти пять лет назад. На последних выборах при массивной поддержке чиновничества и государственных СМИ она получила ударные две трети мест в Думе и помогла Путину добиться переизбрания в этом году с 71% голосов.

Однако критики утверждают, что звезда "Единой России" взошла на фоне неуклонного сокрушения Кремлем свободной прессы и демократических институтов страны. После последней волны актов терроризма, которая унесла жизни более 500 человек, ряд новых законов, которые сейчас рассматривает Дума, еще больше сокращают пространство для независимых политиков.

"Мы возвращаемся к однопартийной системе, где законодательные органы носят чисто декоративный характер, - говорит Александр Иванченко, председатель Независимого Института выборов в Москве. - Я не вижу никакой связи с борьбой с терроризмом, это просто тот же путь, который привел СССР к саморазрушению, это триумф бюрократии".

Политическая культура в старом стиле

Налицо тревожное эхо коммунистической политической культуры, которая настаивала на полном подчинении линии партии и относилась к диссидентам как к врагам.

"Фактически в осажденной стране возникла пятая колонна левых и правых радикалов. Лимоны и некоторые яблоки растут теперь на одной ветке, - заявил на прошлой неделе в интервью "Комсомольской правде" Владислав Сурков, замглавы кремлевской администрации. - У фальшивых либералов и настоящих нацистов все больше общего. Общие спонсоры зарубежного происхождения. Общая ненависть. К путинской, как они говорят, России. А на самом деле - к России как таковой".

Лишь за прошлый месяц заявки на вступление в "Единую Россию" подали 30 из 89 региональных губернаторов; около 20 других уже числятся в ее рядах. По данным Владимира Мединского, главы московского отделения "Единой России", в партии уже состоит около 700 тыс. человек по всей стране - это в два раза больше, чем у единственного мыслимого конкурента, постсоветской коммунистической партии. В одной Москве их 50 тыс. Среди них есть "коллективные члены": профсоюзы, профессиональные ассоциации.

Социальная работа

Еще одна параллель с КПСС, которая считала себя социальным авангардом: чиновники "Единой России" говорят, что избирательная работа занимает лишь незначительное место в их программе. "Наша ежедневная работа - это работа с населением, помощь пенсионерам, сиротам и другим социально незащищенным группам, - говорит Елена Хаустова, глава отделения партии в Перово. - Если местные жители не понимают политики партии, мы помогаем им, объясняем".

Однако Хаустова, бывшая комсомолка, настаивает на том, что "Единая Россия" не контролирует идеологическую, духовную и каждодневную жизнь россиян, как это делала КПСС. "Я делаю эту работу, потому что мне это нравится, потому что я чувствую, что делаю что-то важное. Здесь нет элемента подчинения, как было в коммунистической системе".

В то время как КПСС породила идеологию, которая проникла во все аспекты советской жизни, нашла понимающих за рубежом и соревновалась с Западном за глобальное господство, философия "Единой России", обрисованная московским лидером Мединским, больше вводит в замешательство, чем вдохновляет: "Мы - либерально-консервативная партия, которая принимает во внимание российские традиции и национальный характер".

Несмотря на замедленные темпы российского отхода от коммунизма по сравнению со многими другими восточно-европейскими странами, за прошедшее десятилетие произошли некоторые коренные социальные изменения. "У меня есть собственный бизнес, мои собственные интересы, - говорит новый член "Единой России" Герасимов. - Ни одна партия не сможет мне приказать, что делать".

Даже некоторые критики говорят, что Путин, вероятно, не заинтересован в возрождении партийного государства в советском стиле, однако укрепляет контроль Кремля в надежде ускорить рыночную модернизацию российской промышленности, инфраструктуры и военной мощи.

"Цель - это создать что-то, больше похожее на китайскую модель, чем на советскую", - считает Владимир Прибыловский, президент "Панорамы", независимого аналитического института.

"У российских властей есть эти планы, но невозможно повторить историю. Страна слишком сильно изменилась, - считает Юрий Левада, глава Левада-Центра, последнего независимого в России института изучения общественного мнения. - Люди, возможно, и не сопротивляются активно, но они и не принимают это как должное".



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru