Архив
Поиск
Press digest
18 марта 2019 г.
5 сентября 2014 г.

Эндрю Хэммонд | Independent

Почему политики продолжают оперировать ложными историческими аналогиями, будь то сравнения с Вьетнамом или нацистской Германией?

"По некоторым сведениям, Дэвид Кэмерон провел параллели между действиями России на Украине и нацистской Германии в 1930-е годы", - пишет в статье, опубликованной Independent, Эндрю Хэммонд, научный сотрудник LSE IDEAS (Лондонская школа экономики) и бывший советник правительства Великобритании. "По-видимому, премьер-министр полагает, что Запад рискует "задобрить Путина так, как мы задабривали Гитлера" и что "Путин уже взял Крым, и мы не можем позволить ему взять целиком" Украину", - говорится в статье.

Кэмерон не одинок. Политики часто пытаются сделать выводы из того, что считают ключевыми уроками прошлого, когда стремятся спланировать и рационально обосновать собственные шаги. Так, с 1970-х годов многие официальные лица США опасались "второго Вьетнама". Обычно это удерживало их от желания развертывать войска США за границей, пишет автор.

Но самая распространенная историческая аналогия - с Мюнхенскими соглашениями и нацистской Германией: обычно делается вывод, что задабривание агрессоров не работает.

"Множество политиков утверждало, что на них повлиял Мюнхен", - пишет автор. Например, Буш - во время "войны с террором", Линдон Джонсон - в связи со Вьетнамом, Трумэн - в связи с Кореей.

"Как показала история, есть риск, что политики неверно интерпретируют былые кризисы столь же часто, как извлекают правильные уроки. Например, Суэцкий кризис и война во Вьетнаме подчеркивают, что Мюнхен использовался для планирования или оправдания действий, которые стали колоссальными внешнеполитическими фиаско США, Великобритании и Франции в 1950-1960-е годы", - говорится в статье.

Еще один пример: во время Карибского кризиса Кеннеди руководствовался версией Барбары Тачмен, что Первая мировая война началась из-за просчетов и ошибок всех сторон. Кеннеди увидел аналогию с летом 1914 года и благоразумно пошел по пути дипломатического урегулирования.

Однако теперь среди ученых крепнет мнение, что на деле Германия активно стремилась к войне, так что Кеннеди исходил из ошибочной версии истории.

"В случае с Украиной Мюнхен - вовсе не единственная "призма истории", через которую следует интерпретировать события. В любом случае, между 1930-ми годами и нашим временем есть четкие различия, в том числе взаимозависимость глобальной экономики, более широкие различия в глобальном балансе сил и тот факт, что у России есть крупный ядерный арсенал, что побудило большинство западных политиков искать невоенные способы ответа на кризис, в том числе санкции", - говорится в статье.

В заключение автор указывает: история может быть полезной точкой отсчета, но политики также должны примечать все значительные различия между былой и нынешней обстановкой.

Источник: Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru