Архив
Поиск
Press digest
29 октября 2020 г.
6 апреля 2018 г.

Оливье Таллес | La Croix

Затуманивание дела Скрипаля

Из-за того, что заявления британцев и русских очень приблизительны, а доказательства предполагаемой причастности Кремля не публикуются, вокруг покушения на убийство бывшего двойного агента Сергея Скрипаля 4 марта в Великобритании сгущается тайна. Возникает ряд вопросов по этому досье, в котором смешиваются интересы политиков и спецслужб, пишет журналист La Croix Оливье Таллес.

Британская лаборатория, которая провела анализ вещества, использованного при отравлении, признала, что у нее нет доказательств его российского происхождения. "Мы смогли идентифицировать его как "Новичок", определить, что это было военное нервно-паралитическое вещество", - заявил в вторник Гэри Эйткенхед, генеральный директор Военной научно-технологической лаборатории Портон-Даун, но "мы не определили точный источник его происхождения".

Осторожный ответ со стороны химика, который в силах определить, с каким химическим веществом он имеет дело, но не вполне способен определить "автограф" лаборатории, которая его произвела, при том, что состав данного вещества известен многим государствам, замечает автор статьи. Однако эти слова противоречат заявлению британского министра иностранных дел Бориса Джонсона, который сказал в интервью германскому телевидению о российском происхождении "Новичка": "Ученые из Портон-Даун были категоричны. Я сам их спросил, спросил этого парня: "Вы уверены?" Он мне ответил, что нет никаких сомнений".

Россия тотчас ухватилась за эти мелкие сделки с истиной, дабы развенчать дискурс Лондона. Между тем сообщения российских властей тоже сбивчивы. Несмотря на разоблачения о том, что в начале 1990-х годов существовала секретная военная программа "Новичок", московские власти беспрестанно повторяют, что ни СССР, ни Россия не разрабатывали такое химическое оружие, отмечает Таллес.

Несостоятельность такого отрицания была опровергнута одним из разработчиков этой программы профессором Леонидом Ринком в интервью российскому государственному РИА "Новости": "Над "Новичком" трудилась большая группа специалистов в Шиханах и Москве - технологи, токсикологи, биохимики. Нужно было синтезировать образец (...) чтобы система была эффективной и живучей во всех видах средств доставки. Ну и добились в конечном итоге очень хороших результатов".

Как объяснить отказ Лондона публиковать предполагаемые доказательства? - задумывается журналист.

"Надеюсь, что главам европейских государств были представлены самые убедительные доказательства", - сказал Ален Родье, заместитель директора Французского центра исследований проблем разведки (CF2R), бывший офицер спецслужб, который сомневается в виновности Кремля в деле Скрипаля. "Чтобы защитить источник или технику, позволившие прийти к сделанным ею выводам, Великобритания могла принять решение публично не сообщать конкретные данные", - считает он.

В России, и в царские времена, и в путинские, не исключая советскую эпоху, нередко прибегали к использованию яда для устранения оппозиционеров в изгнании, двойных агентов и даже руководителей из своего ближнего круга, в то время как другие страны предпочитали огнестрельное оружие, разрывные снаряды или имитацию несчастного случая, напоминает Таллес.

По мнению Родье, автора книги "Широкий взгляд на российский шпионаж", нынешнее покушение на убийство все же плохо увязывается с нравами и обычаями и российских, и иностранных спецслужб: "В прошлом СССР, конечно, мог преследовать своих агентов, переметнувшихся на Запад, чтобы избежать измены. Однако не было примеров устранения "предателей" после обмена. Кроме того, спецслужбы обычно стараются убивать быстро и умело, не допуская сопутствующих жертв".

Но бывшие агенты разведслужб далеко не единодушны в своих мнениях. "Полоний, фипронил, "Новичок"... мы хорошо знаем, что если кто-то отравлен чем-то изощренным, то значит там поставила свою подпись Россия", - пояснил в эфире Radio France internationale бывший глава французской разведки DGSE Ален Шуэ.

В дискуссионной рубрике Le Monde экс-глава антитеррористического отдела французской контрразведки Ив Тротиньон добавил: "В сфере контрразведки может быть предпочтительно уничтожить свои следы, однако может быть предпочтительно оставить их на виду у врага. Тот, как в любой войне, в сущности является собеседником, и таким образом ему посылают месседж. Если он его воспримет, то, возможно, сумеет расшифровать".

Источник: La Croix


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru