Архив
Поиск
Press digest
23 сентября 2020 г.
6 декабря 2013 г.

Петр Померанцев | Financial Times

С "мягкой силой" у Кремля все получается шиворот-навыворот

Хотя Кремль сейчас больше ассоциируется с такими методами распространения своего влияния, как угрозы применения грубой силы, коммерческий шантаж и принуждение с помощью энергоносителей, в доктрине российской официальной политики сейчас прописана и "мягкая сила", но пользоваться ею Кремль не умеет, считает телепродюсер и автор документальных книг Петр Померанцев. Свою точку зрения он изложил в статье для Financial Times.

Вначале Померанцев дает читателю представление о тональности российских телепередач, посвященных политическому кризису на Украине: акции протеста - это "погромы", подстрекаемые "внешними силами", а Швеция, Польша и Литва, добиваясь евроинтеграции Украины, мстят России за поражение в Полтавской битве. Затем автор отмечает, что передачи российского телевидения рассчитаны вовсе не только на внутреннюю аудиторию, ведь его смотрят на всем постсоветском пространстве. Это "помогает воспитывать ощущение единой идентичности "братских народов" и наказывать политических врагов". Деятельность же ориентированного исключительно на внешний рынок телеканала RT связана "не столько с продвижением собственной идеологии, как это делалось в СССР, сколько с подтачиванием западных нарративов", указывает Померанцев.

"Очевиден" для Померанцева и идеологический флер российской культурной дипломатии: "Для внутренней аудитории министр культуры ратует за патриотическое искусство и публично критикует "мультикультурные" явления вроде перформансов и инсталляций, а когда нужно найти общий язык с зарубежной аудиторией, Россия с готовностью поставляет на экспорт радикальных и космополитичных художников".

"На внутрироссийской арене прокремлевские комментаторы регулярно называют [писателя Бориса] Акунина и других оппозиционных деятелей "liberasti", смешивая слова "либерал" и "педераст". Этот неологизм отражает стремление Кремля перевести потенциально понятный всем и каждому антикоррупционный посыл оппозиции в плоскость культурной войны между Россией с ее "консервативными" ценностями и пребывающим в упадке, обожающим геев Западом", - пишет Померанцев. Но Россия, по его мнению, неважный претендент на роль "бастиона религиозного социал-консерватизма" - об этом, в частности, говорит местная статистика разводов, абортов и проституции.

"Однако Кремлю при помощи ведущих вроде [Дмитрия] Киселева удалось заставить часть западных СМИ признать себя "консервативным" и "традиционалистским". Если задача мягкой силы в том, чтобы сделаться привлекательным для иностранцев, то тут получилось совсем наоборот: ради укрепления имиджа борца с силами "евро-содома" внутри страны и в ближнем зарубежье Кремль превращает себя в культурный жупел для Запада", - заключает Померанцев.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru