Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
6 июля 2005 г.

Пьер Шамбонне | Le Temps

Далай-ламе - 70 лет

Борец за дело тибетского народа и духовный лидер планетарного масштаба, Далай-лама отмечает в эту среду свое 70-летие. Лауреат Нобелевской премии 1989 года, глава тибетских буддистов воплощает надежды 5 миллионов тибетцев, живущих в эмиграции или на своей родине, с 1950 года находящейся под властью Китая. После 46 лет его эмигрантской жизни в Индии Клод Левенсон подводит итоги деятельности "учителя мудрости".

- Далай-ламе 70 лет. После стольких лет жизни в изгнании и борьбе за права Тибета в чем состоит итог его деятельности?

- В 1959 году, когда он только что покинул страну, Тибет был совсем незаметной фигурой на мировой шахматной доске. Сегодня это не так. Я думаю, что эта перемена была результатом деятельности Далай-ламы, того интереса, который он сумел пробудить к своей стране и своему народу. Этим успехом он обязан своим личным качествам, своему учению, своим встречам и своей решимости.

- Как конкретно отмечается этот юбилей?

- Прежде всего, это религиозные ритуалы в Дхармасале, вокруг его резиденции. Тибетцы очень любят праздники, даже в нелегких условиях эмиграции. Такие же мероприятия будут проходить практически везде, где имеется тибетская диаспора. Но в самом Тибете контроль со стороны Китая еще больше ужесточен. "Внутренние" тибетцы думают о Далай-ламе, но у них нет никакой возможности как-то это выражать.

- Какой отклик может получить этот юбилей?

- Он очень важен, так как привлекает внимание к ситуации в Тибете. Этого и хочет Далай-лама. Самому вернуться в страну - не главная цель для него. Он хочет прежде всего спасти то, что еще можно спасти из тибетской культуры и цивилизации.

- Как относится Далай-лама к тому, что о нем так много пишет пресса?

- Интерес к Тибету для него важнее, чем интерес к его личности, о чем он всегда повторяет. Однажды он мне сказал, что ему, как простому буддийскому монаху, совершенно не к лицу гордиться своей популярностью у СМИ: это противоречит его образу жизни и учению.

- С тех пор как в 1989 году Далай-лама стал лауреатом Нобелевской премии мира, тибетское дело получило большой резонанс на международной арене. Что конкретно в этом плане изменилось?

- Это международное признание открыло перед ним двери. От Нобелевской премии не отказываются. Но нужно сказать, что ни у кого не хватило политической смелости со всей ясностью поставить вопрос о Тибете, несмотря на три резолюции ООН, признание Тибета оккупированной страной и резолюции Европейского союза с требованием к Пекину начать диалог.

- Чего не хватает для возвращения Далай-ламы в Тибет?

- Доверия Пекина. Далай-лама уступил, отказавшись от требования независимости в пользу реальной автономии Тибета. Но Китай продолжает осуждать его за "сепаратизм". Он отказывается его слушать.

- В конце июня в Берне прошла встреча между тибетскими представителями и китайскими властями. Начался ли процесс диалога?

- Это первый случай подобной встречи за пределами Китая и Индии. Можно констатировать, что это маленький шаг вперед, так как мы пока не знаем практически ничего о состоявшемся обмене мнениями.

- Далай-лама объясняет, что в демократическом Тибете его функция станет ненужной. Слышит ли тибетский народ эти слова?

- По правде говоря, нет. По мнению Далай-ламы, демократический Тибет не будет нуждаться в человеке, соединяющем в одних руках религиозную и политическую власть. С его точки зрения, институт далай-лам - это учрежденная людьми организация, созданная в определенный исторический момент, когда в ней была нужда. Он пытается убедить своих сограждан, что демократический путь гораздо больше подходит для современного мира.

- Учитывая тупиковость ситуации, следует ли большинство по тому демократическому пути, который рекомендует Далай-лама?

- После 46 лет эмигрантской жизни и при скудности конкретных результатов молодежь проявляет нетерпение и думает о вооруженном решении. Но тибетцы - сравнительно мирные люди. В Далай-ламе продолжают видеть единственного человека, к которому будут прислушиваться. Диссидентское движение остается маргинальным. Но оно свидетельствует о развитии самосознания тибетцев, которые склонны полностью вверять себя воле Далай-ламы, так как он - воплощение божественного принципа. Далай-лама же напоминает, что он - фигура преходящая и что народ должен сам почувствовать себя ответственным за собственную судьбу.

- Далай-лама имеет большой международный авторитет. Как вы сами воспринимаете его?

- Я думаю, что это один из самых выдающихся людей наших дней. Своей позицией и своими делами он указывает нравственную дорогу - в которой общество, возможно, очень нуждается, - помогающую найти себя и осознать свою ответственность. Это надежда, это исключительное сочетание человеческих качеств. Это другой взгляд на жизнь.

Источник: Le Temps


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru