Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
6 октября 2004 г.

Пол Гобл | The Washington Times

Взгляд на Евразию: православный Евросоюз

Тарту, Эстония. После недавнего расширения Евросоюза, в этом блоке из 25 стран теперь появилось целых четыре государства, где преобладает православная религия. До сих пор такое государство было в Европе только одно. Кроме того, еще в пяти странах-членах православные диаспоры играют существенную роль.

Это расширения роли православия в Европе оспаривает тезис Сэмюэля Хантингтона о "столкновении цивилизаций". Он заявлял, что православие было "аномалией" для католической и протестантской Европы. Кроме того, это привело к дискуссиям о способах, которыми православные верующие и церкви могут повлиять на политику ЕС.

Московская патриархия, судя по всему, взяла на себя в этой дискуссии ведущую позицию. В своем журнале "Церковный вестник" в прошлом месяце епископ Венский и Австрийский Иларион, написал о значении увеличившегося присутствия Православной церкви в Европейском союзе и о том, как воспользоваться этим продвижением.

В статье, озаглавленной "Православие в новой Европе: проблемы и перспективы" Иларион отмечает, что 94% всех православных христиан мира живут в Европе. Но до недавнего времени единственной православной страной в ЕС был Греция, что ограничивало влияние православия и его идей на позицию Евросоюза по ряду вопросов.

С недавним расширением ЕС ситуация переломилась в корне. Сейчас туда входит еще три православных государства: Румыния, Болгария и Кипр и еще пять стран, где влияние православной диаспоры весьма значительно: Польша, Эстония, Латвия, Литва и Словакия. В результате, как пишет Иларион, в ЕС теперь десятки тысяч православных христианских общин и десятки миллионов православных верующих.

Епископ из Вены признает, что, разумеется, было бы неверным представлять себе всех этих людей как однородную общность с единым набором идей. Внутри нее наблюдаются многочисленные религиозные и политические течения, и многие православные иерархии не очень-то ладят друг с другом.

И все же Иларион настаивает, что в период, "когда самосознание новой Европы только формируется, когда составляются базовые документы, которым предстоит определить лицо Европейского союза, православные верующие должны принимать активное участие в диалоге с политическими структурами Европы".

В особенности это актуально потому, говорит он, что в настоящее время "существует реальная угроза, что западная либеральная идеология получит статус единственной легитимной модели социального развития в объединенной Европе". Эта идеология, продолжает Иларион, не предусматривает активной роли церкви и религиозных организаций в общественной и политической жизни. Напротив, религия рассматривается как исключительно личное дело каждого.

Такой взгляд, пишет он дальше, противоречит фундаментальному пониманию православия, и ему необходимо что-то противопоставить. Церковь, считает он, должна противостоять европейской идеологии и не только отстаивать свою позицию по отдельным темам, таким, как аборты или однополые браки, но и обеспечивать православию в целом более важную роль в политической и социальной жизни Европы.

То, что Московская патриархия не намерена просто наблюдать за процессом со стороны, следует не только из статьи Илариона, но и из высказываний Патриарха Алексия II и митрополита Кирилла на Архиерейском соборе. Оба церковных лидера подчеркнули в своих выступлениях свою озабоченность положением церкви в Европе и подтвердили свое намерение работать в тесном сотрудничестве с правительством для достижения общих целей.

Растущее влияние православия внутри Евросоюза поможет, в свою очередь, Российской православной церкви укрепить свою позицию в Европе, как в своих корпоративных интересах, так и в интересах внешней политики российского государства.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru