Архив
Поиск
Press digest
9 декабря 2019 г.
7 августа 2007 г.

Харви Аратон | The New York Times

У свободного рынка есть своя темная сторона

Прочитав, что руководство профессиональной ассоциации мужского тенниса после случаев странных ставок на спортивном тотализаторе проводит расследование в связи с матчем, в котором принимал участие высококлассный российский спортсмен Николай Давыденко, я вспомнил о нескольких безумных, чрезвычайно рискованных поездках, которые предпринял несколько лет тому назад.

В 2002 году, работая над статьей о неправдоподобном (и недолгом) восхождении молодого баскетболиста Николоза Цкитишвили из полной безвестности до выбора в первом раунде драфта НБА под пятым номером, я сам не понял, как оказался на заднем сиденье Dodge Durango, который несся по улицам грузинской столицы Тбилиси, не считаясь с красными сигналами светофоров и другими условностями правил дорожного движения.

За рулем сидел здоровяк по имени Георгий, который представился мне следователем министерства внутренних дел Грузии. Похоже, он подрабатывал водителем спортивного агента по имени Зураб Боколишвили.

Боколишвили - наголо бритый, щеголявший в элегантных костюмах, хвалившийся офисами и клиентами в Тбилиси и Москве, - радушно принимал пару американских журналистов, которые, ежась на заднем сиденье, поневоле размышляли о кодексе поведения грузин на дороге.

"Для нас это не проблема", - сказал со смехом Боколишвили. Он то ли уверял, что таков местный стиль опытных водителей, то ли хвастался, что влиятельные люди с револьверами за поясом могут не беспокоиться о возможных последствиях.

Что собой представляют эта власть и чувство неуязвимости - издержки новой капиталистической успешности или неизбежное следствие отличных (или, так сказать, "нехороших") связей с "нужными людьми"?

Эту головоломку мы так и не разгадали. Но один американский спортивный агент, живший и работавший в России, позднее сказал мне, что организованная преступность и нелегальные букмекерские конторы могут неразрывно сливаться со сферой спорта именно в тех странах с развивающейся экономикой и демократических государствах, которые стали главными поставщиками профессиональных теннисистов.

Хотя ни один теннисный скандал не был таким взрывом, как продолжающееся расследование дела бывшего судьи Национальной баскетбольной лиги Тима Донахи, в последние годы вокруг знаменитых российских теннисистов витают смутные слухи. В 2003 году прием ставок на результат матча с участием Евгения Кафельникова в Лионе (Франция) был приостановлен после того, как на его соперника Фернандо Висенте, проигравшего предыдущие 12 матчей, была сделана настораживающе крупная ставка.

Висенте выиграл во всех сетах. Кафельников, бывшая первая ракетка мира, через год ушел из тенниса, чтобы попытать себя в профессиональном покере.

В 2002 году россиянин Алимжан Тохтахунов, подозреваемый в связях с мафией, был обвинен ФБР и властями Италии в попытках фальсифицировать результаты состязаний по фигурному катанию на зимней Олимпиаде 2002 года в Солт-Лейк-Сити. Но какое отношение он имел к теннису? Никакого, пока на сайте украинского теннисиста Андрея Медведева не появилось фото, где Тохтахунов снят в обнимку с Медведевым, Кафельниковым и еще одним российским теннисистом Маратом Сафиным.

И это приводит нас в Сопот (Польша), где Давыденко, 4-я ракетка мира, выиграл первый сет со счетом 6:2 у аргентинца Мартина Вассальо Аргельо, занимающего в мировом рейтинге 87-е место. В этот момент в одну из британских букмекерских интернет-контор стали поступать многочисленные ставки на Аргельо, в результате чего общая сумма ставок и пропорция против Давыденко выросли примерно в 10 раз по сравнению со стандартными показателями.

"Колебания ставок в этот момент совершенно не отвечали тому, чего можно было бы ждать от свободного рынка, где наблюдатели делают заключения на основе того, что происходит у них на глазах", - написал вчера в электронном письме Марк Дэвис, директор по связям с общественностью этой букмекерской конторы Betfair.

Сотрудники Betfair не понимали, почему на Аргельо делается столько ставок, когда он проигрывает в матче, - правда, в предыдущие несколько недель была пара случаев, когда Давыденко выигрывал лишь в первых сетах.

"В интересах честности и справедливости мы решили, что наш долг - аннулировать ставки", - написал Дэвис. После этого, выполняя свое соглашение с Ассоциацией теннисистов-профессионалов, Betfair уведомила администрацию турнира, которая начала свое расследование после того, как Давыденко ввиду травмы ноги покинул корт, не доиграв третьего сета.

Судя по записям на форуме The Punter's Lounge, где общаются те, кто сам делает ставки на спортивном тотализаторе, подозрения возникли даже в их среде. Во время второго сета один из посетителей форума написал, подметив странные колебания ставок: "Всем ясно - тут подстава". Несколько других посетителей добавили, что Давыденко уже некоторое время не вызывает к себе доверия.

Конечно, предположения анонимных игроков на интернет-тотализаторе трудно принимать абсолютно всерьез, но эти люди отслеживают ситуацию, им важен результат матча. Когда председатель Ассоциации теннисистов-профессионалов Этьен де Вильерс отметил в своем заявлении, что теннис - это "единоборство гладиаторов", фактически он признал, что его вид спорта еще более уязвим перед "непредсказуемым преступником-одиночкой" (по выражению комиссионера НБА Дэвида Стерна).

Я вовсе не хочу сказать, что Давыденко таков. Пока следствие не закончено, он лишь звезда тенниса, хромающая из-за больной ноги. Но по мере экспансии спортивного мира, живущего по законам свободного рынка, расширяется и преступный мир. Во многих местах, где перемены происходят в головокружительном темпе, не всегда легко отличить одно от другого.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru