Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
7 августа 2017 г.

Фред Стриби | The New York Times

Ленинские воины-экологи

"Я стоял на вершине гранитного утеса, глядя на то, что 100 лет назад стало первым объектом в самой крупной мировой системе самых защищенных природных заповедников", - пишет в американской газете The New York Times Фред Стриби, преподаватель Йельской школы лесного хозяйства и экологических исследований. Как рассказывает автор, Баргузинский заповедник стал началом сети из 103 zapovednik'ов, которые защищали 68 млн акров природных территорий в России. "Большинство заповедников восходят к советской эпохе и обеспечивают самый высокий в мире уровень защиты самому большому количеству земли в какой-либо стране, в соответствии с определением "строгого природного резервата" Международного союза охраны природы", - говорится в статье.

"В 1919 году молодой агроном по имени Николай Подъяпольский отправился к северу от дельты Волги - где охота почти полностью уничтожила многие виды - в Москву, где он встретился с Лениным, - рассказывает Стриби. - Прибыв в кабинет лидера большевиков, чтобы добиваться одобрения на новый заповедник, Подъяпольский чувствовал себя "встревоженным", как он сказал, "словно перед экзаменом в старших классах". Но Ленин, давний поклонник пеших прогулок и отдыха на природе в палатках, согласился, что защита природы являлась делом "неотложной важности".

"Двумя годами позже Ленин подписал закон, приказавший защитить "значительные природные зоны на континенте", - говорится далее. За три десятилетия примерно 30 млн акров от европейских вершин Кавказа до тихоокеанских вулканов Камчатки были выделены в систему 128 заповедников, сообщает автор.

Однако, как рассказывает профессор, в 1940-е годы Сталин инициировал "великое преобразование природы в СССР". Чтобы начать в стране огромную экспансию сельского хозяйства, лесозаготовки, горной промышленности и охоты, он урезал систему заповедников на 89% в 1951 году, оставив лишь 40 заповедников, охватывающих примерно 3,5 млн акров".

"Преемник Сталина Никита Хрущев не был другом охраны природы, но защитники организовывались, - продолжает Стриби. - Заповедники обязаны отчасти своим сохранением закону 1960 года, призывающему "НПО участвовать в защите природы". Через несколько дней группа студентов-биологов МГУ приняла вызов". Они, по словам автора, назвали свое движение "Дружина" и начали бороться с браконьерами и создавать природные заповедники.

Профессор рассказывает о Всеволоде Степаницком, который, как многие члены студенческой дружины, окончив университет, стал исследователем заповедников, начав в 1982 году на тихоокеанском побережье России. В 1991 году, когда распался СССР, Степаницкий оказался во главе Управления особо охраняемых природных территорий в новой Российской Федерации. "Охрана природы в России остается трудным делом, - говорится в статье. - Три раза за первые два десятилетия своего постсоветского руководства Степаницкий уходил в отставку, чтобы выразить свой протест в связи с проблемами в управлении, включая усилия по превращению природоохранных ресурсов в ресурсы финансовые".

"Новые лыжные курорты, поддерживаемые богатыми корпорациями, которые, как считают российские природоохранные организации, оказали воздействие на правительство, как кажется, с вероятностью угрожают Кавказскому заповеднику, - рассказывает Стриби. - В то время как Степаницкий поощрял образовательный туризм в маленьких частях природных заповедников, он раскритиковал лыжное строительство как "не экотуризм", способный подвергнуть риску проект по восстановлению леопарда, который поддержал Путин".

"В апреле Степаницкий ушел в отставку в четвертый раз, - говорится далее. - Защитники природы в России вторят его теперь необузданным комментариям, включая то, что министерство природных ресурсов видит в российских природных заповедниках "ресурс, который можно использовать для личного отдыха и развлечения".

"Пока что, по крайней мере, наследие Ленина сохранно и Россия остается мировым лидером, опережая Бразилию и Австралию в деле защиты больших природных зон на самом высоком уровне, - говорится в заключение. - Российские натуралисты продолжают продвигать свою пока что небезнадежную миссию по сохранению нетронутыми нескольких обширных ландшафтов на этой планете, где не ступает нога человека".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru