Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
7 марта 2007 г.

Дэвид Игнатиус | The Washington Post

Дипломатия вместо камня

Бывший посол США, саркастичный Чэс Фримен некогда издал книжку под названием "Словарь дипломата", в которой есть интересные определения. Например: "Дипломатия - это искусство говорить "хорошая собачка!", пока не удастся найти камень", или "Дипломатия - это умение позволить другим делать по-вашему".

Администрация Буша, которая обычно предпочитает "найти камень", в последнее время, похоже, стала склоняться к более мягкому подходу - "позволить делать по-вашему". Необходимость в такой перемене назрела уже давно, однако администрации придется делать то, что в прошлом вызывало у нее наибольшие трудности: расставить приоритеты во внешней политике и направить все силы на цели, названные важнейшими.

Самым четким индикатором перемен в политике администрации стала ее готовность обсудить с Ираном и Сирией вопрос стабилизации Ирака. Год назад иранцы в ответ на действия, воспринятые ими как предложение диалога со стороны Америки, заявили о готовности к переговорам. Однако тогда администрация пошла на попятную, и эта ошибка лишь усугубила ситуацию в Ираке.

Сейчас Буш постепенно меняет курс. На прошлой неделе было объявлено, что США примут участие в региональной конференции в Багдаде, и представителям администрации не следует идти на эти переговоры, демонстративно зажав нос. Если их намерения серьезны, необходимо использовать первую встречу для организации регулярных американо-иранских переговоров по Ираку. Администрация должна начать настоящий диалог с Сирией, в русле которого следует оставить планы по смене режима, которые, вероятно, в обилии вынашивает Исполнительное управление президента. Сирия представляет смертельную опасность для Ливана - и именно поэтому с ней необходимо вести переговоры. Наиболее очевидным кандидатом в переговорщики является Джеймс Бейкер, который близко познакомился с сирийцами на посту госсекретаря.

Вспоминая о Бейкере, следует упомянуть, что администрация, судя по всему, возвращается к рекомендациям Группы по изучению Ирака, которые Буш в декабре отверг. Ближайшее окружение президента пришло к выводу, что было ошибкой отвергать доклад Бейкера-Гамильтона и спустя месяц объявлять об усилении контингента, как будто это станет альтернативой. В результате рухнули надежды на двухпартийную политику в Ираке - сейчас официальные лица жалеют об этом.

Один из высокопоставленных чиновников администрации объяснил: "Мы полагаем, что наша стратегия по Ираку согласуется с выводами Бейкера-Гамильтона. Мы намерены прийти к той же точке, однако за различное время. Комиссия Бейкера-Гамильтона заявила, что нашей стратегии не хватает дипломатической поддержки. Сегодня мы заявляем, что услышали их. Мы предпринимаем шаги в области региональной и международной дипломатии". Не могу поверить, будто администрация поддержала Бейкера-Гамильтона во всем, однако очевидно, что подход изменился в лучшую сторону.

Особенно серьезные дипломатические решения понадобится принимать в том случае, если администрация действительно намерена добиться мира между Израилем и палестинцами. Госсекретарь Кондолиза Райс иногда ведет себя так, словно пробует пальцем холодную воду. Но, чтобы чего-то добиться, ей придется прыгнуть в этот омут. Выступая посредником, она обязательно вызовет гнев у ряда израильтян и палестинцев.

Администрация вновь обращается к дипломатии в отношениях с Китаем и Россией. Буш эффективно разыграл китайскую карту на шестисторонних переговорах с КНДР, предпочтя пойти на не самую выгодную сделку с Пхеньяном, пусть это и вызвало критику справа.

Дипломатические отношения с Россией могут оказаться самым сложным вопросом. Поддержка президента России Владимира Путина крайне важна для США в борьбе с иранской ядерной программой. Однако Путин в мюнхенской речи в феврале дал понять, что за помощь России придется заплатить. После этой речи советник Буша по национальной безопасности Стивен Хедли отправился в Москву, к Путину - "с визитом взаимного уважения и двустороннего диалога", как оценил эту поездку один из экспертов. По словам некоего высокопоставленного чиновника, Россия намеревалась сказать следующее: "Мы хотим быть партнерами. У нас есть общие интересы. Относитесь к нам с уважением - обсуждайте вопросы заранее и учитывайте наше мнение".

Россия долго запрягала, но наконец становится надежным партнером по Ирану. На этой неделе российская сторона сообщила Госдепартаменту, что поддержит принятие новой резолюции Совбеза ООН с осуждением Ирана. Более того, русские даже выразили готовность остановить работы на ядерном реакторе в Бушере, который строится по заказу иранского правительства.

Что же мы предложим русским в обмен на сотрудничество в Иране? В ответе на этот вопрос и заключается искусство дипломатии.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru