Архив
Поиск
Press digest
10 августа 2020 г.
7 мая 2004 г.

Манфред Киринг | Die Welt

Реформы при Путине не проводятся

У главы Кремля начинается второй срок. Социальные противоречия возрастают

Сегодня в полдень по московскому времени под ликующие звуки фанфар президент войдет в Большой Кремлевский дворец. Там Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда, приведет его к присяге на второй президентский срок. Путин победил на выборах 14 марта с подавляющими преимуществом в 71,2%, у других претендентов не было никаких шансов.

Еще в день принесения присяги, как того требует Конституция, кабинет уйдет в отставку и президент назовет имя нового премьер-министра, и это, без сомнений, снова будет Михаил Фрадков. Дума в течение двух недель должна утвердить его кандидатуру. Неожиданностей не будет. Прежнее правительство премьера Касьянова Путин распустил еще до президентских выборов. С началом второго президентского срока он без промедления хочет взять темп вместе с кабинетом Фрадкова,- по его словам, чтобы сохранить в стране стабильность.

Стабильность - это фетиш, которым руководствуется Путин. Своим избирателям он предписал покой, порядок и повиновение государству, и они в подавляющем большинстве добровольно подчинились. Ведь что плохого в том, спрашивают себя россияне, если после стольких лет хаоса, так называемых либеральных и демократических экспериментов, экономических и финансовых кризисов можно наконец получить свою небольшую долю благосостояния и снова ощутить - пусть даже призрачное - чувство уверенности в завтрашнем дне? Слишком жестко, слишком грубо обходилась с ними судьба в последние15 лет, за которые почти каждый россиянин успел дважды распрощаться со своим экономическим благополучием.

Те, кто ставит вопрос именно так, живут, как правило, в больших городах вроде Москвы, Санкт-Петербурга или Екатеринбурга, охваченных потрясающим строительным бумом. Еще в нескольких городах, в основном южных региональных столицах, тоже отчетливо заметны тенденции к росту. Но стоит отъехать на пару десятков километров за городскую черту, как оказываешься в прошлом, словно отправился в путешествие на машине времени.

Однако и там люди уже сыты экспериментами. Они надеются, что все будет идти относительно спокойно, как было все четыре года после прихода к власти их надежды и опоры. Сейчас только меньшинство сожалеет о вопиющем дефиците демократии.

Надежда будет сопровождать переизбранного главу Кремля также во время его второго и, согласно Конституции, последнего президентского срока. Предположения, что он продлит свое президентство при помощи тех или иных юридических или политических трюков, президент всегда категорически отвергал.

Еще более категорично он реализовал свои представления о стабильности, которые усилили его личную власть до небывалой степени, за что его систему стали называть "путинизмом" и "неототалитаризмом". На крупные строптивые предприятия, вроде нефтяного концерна ЮКОС, оказывается грубое давление, и они находятся под угрозой уничтожения. Дума посредством махинаций из Кремля практически превратилась в однопартийный парламент, а правительство - в "технический кабинет", назначаемый и контролируемый администрацией.

Тем самым зафиксированного в Конституции разделения властей в России практически больше не существует, тем более что судебная власть тоже не является независимой и продолжает оставаться придатком власть имущих различных уровней. Со свободой средств массовой информации дело сейчас обстоит еще хуже, чем в конце 1980-х годов.

И без того вездесущая российская бюрократия, в чьих кабинетах простых граждан нередко презрительно именуют "овощами", напротив, значительно приросла властью. Планы административной реформы, направленные на ликвидацию бюрократии, мало волнуют чиновников. На месте одной отрубленной головы сразу вырастает несколько новых. Потому как это слабое место путинской системы: глава Кремля хочет модернизировать страну, не меняя принципиально структур, которые этому мешают.

Существует опасность того, что любимая Путиным стабильность, которая базируется на авторитарном стиле руководства, казне, полной нефтедолларами, и летаргии подданных, может превратиться в застывшую формацию, о которую реформаторские стремления президента разобьются окончательно. Несмотря на высокие доходы от нефти, которые как раз в эти дни достигли новых рекордных высот, система Путина до сих пор практически не продемонстрировала способности рационально расходовать поступающие средства на крайне необходимые реформы.

Да, Россия стабильно погашает долги, бюджетники получают заработную плату регулярно и в несколько большем объеме, чем раньше. Верно также и то, что рост экономики продолжается уже пятый год и инфляция удерживается в приемлемых границах.

Однако в положении России с зависимостью от сырьевого экспорта, присущей странам третьего мира, ничего не изменилось. Социальные противоречия при Путине только возросли. В руках 14,4 млн людей, или 10% "богатых", сконцентрировано 35% всех доходов. На долю 10% наиболее бедных приходится приблизительно 2,5% доходов. И все еще 30 млн россиян (20% населения) живут в бедности, граница которой в настоящее время установлена на уровне 2143 рублей (примерно 61 евро).

Армия, здравоохранение, образование, социальное обеспечение - до сих пор структурные изменения в этих областях были в лучшем случае минимальными. Внутренние проблемы остаются, но они в настоящий момент не так заметны благодаря улучшению финансирования.

Тем не менее простым перераспределением чистого дохода, ожидающегося в этом году на уровне 23-28 млрд долларов, ничего не добьешься. На эти деньги надо осуществлять структурные программы. Но они в настоящее время в России, недовольно говорит Евсей Гурвич из экономической экспертной группы при правительстве, не реализуются.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru