Архив
Поиск
Press digest
13 июля 2020 г.
7 мая 2007 г.

Джон Торнхилл | Financial Times

Саркози уверенно продвигается наверх

Для победы на выборах - как и для совершения убийства - необходимы три элемента: средство, мотив и шанс. Не обязательно быть инспектором Мегрэ, чтобы объяснить триумф Николя Саркози на выборах. В условиях нынешней бурной кампании кандидат неоголлистов располагал самыми мощными средствами и самыми очевидными мотивами, а заодно воспользовался самым блестящим шансом из возможных.

Во-первых, для начала Саркози обзавелся средствами: в ноябре 2004 года он занял лидирующую позицию в правящей партии "Союз за народное движение" и превратил ее в великолепно отлаженную политическую машину. Во Франции партии - особенно правые - традиционно были аморфными образованиями, изменчивыми коалициями, где все делается для сиюминутного удобства, они были скорее похожим на фан-клубы отдельных деятелей, чем на сообщества профессиональных политиков. Но в качестве главы "Союза за народное движение" Саркози создал куда более прочную структуру, тщательно анализируя общественное мнение, расширяя число членов партии и изобретая эффективные методы коммуникации, в особенности через интернет - эту свободную от регулирования среду.

Саркози также сколотил политический лагерь, перетянув на свою сторону потенциальных смутьянов и недоброжелателей. Он наладил отношения со своим давним противником - президентом Жаком Шираком, который скрепя сердце его похвалил. Саркози также позаботился, чтобы Ален Жюппе, экс-премьер-министр, верный сторонник Ширака и былой соперник Саркози, сыграл видную роль в его предвыборной кампании (Саркози к тому же пообещал вернуть ему портфель министра иностранных дел).

Министр обороны Мишель Альо-Мари и другие закоренелые голлисты также приняли "консерватизм с уклоном в либерализацию экономики", пропагандируемый Саркози. Затем лидер "Союза за народное движение" постарался обаять видных политиков, не принадлежащих к его собственной партии. Он заручился поддержкой экс-президента Валери Жискар д'Эстена и "совести Франции" Симоны Вейл, которые изначально стояли на позициях правоцентристской партии "Союз за французскую демократию". Итак, в отличие от Сеголен Руаяль, Саркози добился единодушной поддержки со стороны собственной партии и завербовал влиятельных союзников в других политических силах.

Во-вторых, Саркози разработал завлекательную политическую программу, которую несложно было "продать" избирателям. В последние два года "Союз за народное движение" проводил семинары, где обсуждались самые злободневные вопросы: проблемы трудоустройства, образование, социальная интеграция, экология и внешняя политика. Это были "мозговые штурмы", в результате которых партия брала на заметку самые блестящие идеи французских и зарубежных экспертов. Придавая этим идеям концентрированную форму, их превращали в проекты политического курса - а также слоганы, которые обкатывались на фокус-группах. Особое внимание Саркози уделял тому, чтобы пропагандировать жесткий курс в отношении преступности и иммиграции, чтобы привлечь электорат радикального "Национального фронта". Саркози - бывший адвокат, и выступления в суде дали ему необходимые навыки: он ловко умеет убеждать в своей правоте.

В-третьих, сама судьба предоставила Саркози благоприятные обстоятельства для того, чтобы он предложил себя стране. После 12 лет вялой деятельности властей под руководством Ширака Франция истосковалась по четкому курсу и целенаправленных реформам. Работа Саркози на посту министра финансов и министра внутренних дел подкрепила его репутацию человека, у которого слово не расходится с делом: он не занимается болтологией и четко заявляет о своих намерениях. Он в достаточной мере "вписан" в политический истеблишмент, чтобы восприниматься как подходящий кандидат на пост главы государства, но в достаточной мере оставался аутсайдером, чтобы дистанцироваться от "старого режима" Ширака. Сын венгерского иммигранта, не учившийся в престижных заведениях, Саркози - крайне нетипичный представитель правых.

Итак, Саркози продемонстрировал, что по таланту завоевывать электорат не знает себе равных в своем поколении политиков. Но станет ли он хорошим президентом? Хватит ли у него мудрости и терпения, необходимых для осуществления обещанных им реформ?

Или его знаменитый взрывной темперамент, который в течение кампании ни разу не проявлялся, в президентском кресле вдруг сработает?

Некоторые из его сторонников, например Симона Вейл, опасаются, что демонизация Саркози в ходе предвыборной кампании повредила его реформаторским способностям.

Дело в том, что социалисты, его соперники, уцепились за "чреватую расколом общества" риторику Саркози и подняли тревогу: дескать, для Франции он опасен.

Некоторые левые активисты грозятся провести "третий тур" президентских выборов - на улице - и оказать сопротивление его законодательным инициативам.

В июне состоятся парламентские выборы, после которых Саркози придется сформировать большинство в этом органе законодательной власти. Только при этом условии он сможет приступить к выполнению своих обещаний.

Однако министр торговли Кристин Лагард, которая, как ожидается, сохранит за собой видную роль в кабинете, уверена, что у Саркози все получится. По ее словам, теперь профсоюзы не смогут "взять страну в заложники", хотя в прошлом им это удавалось.

"Большая часть избирателей заявила, что желает реформ. Саркози попытается угодить всем, но обещание провести реформы он осуществит, - говорит Лагард. - Слабохарактерность ему не свойственна".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru