Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
7 мая 2007 г.

Ричард Ран | The Washington Times

Ельцин против путинизма

Мало кто по-настоящему сознает, что недавно ушедший российский президент Борис Ельцин сделал практически невозможным для Владимира Путина или кого-то из его преемников вернуть Россию к коммунизму. Многие опасаются, что Путин желает возродить коммунизм, однако это не так. Этого он сделать не сможет. В действительности он пытается создать более традиционное авторитарное государство - но об этом в другой раз.

Люди почти забыли, что одно из основных положений коммунизма состоит в том, что система цен не должна быть определяющим фактором в распределении и потреблении товаров. Поэтому при советской власти производство и потребление определялось не спросом и предложением, а государственным управлением по планированию - Госпланом. Госплан и подчиненные ему органы определяли, сколько ботинок, машин, кухонных плит, скрепок и бутылок водки должен произвести Советский Союз. При этом важнее было количество, нежели качество, и потому большая часть произведенной продукции была хламом, практически или совершенно негодным к использованию. Поскольку количество произведенных товаров определяли чиновники, а не потребители, того, чего действительно хотел народ, оказывалось слишком много или - гораздо чаще - слишком мало. Государство устанавливало цены, по большей части искусственно заниженные, и это позволяло создать иллюзию благосостояния. Например, цена на хлеб устанавливалась в 10 центов (копеек) за буханку, однако поставки были серьезно ограничены, поэтому большинство могло получить хлеб, лишь простояв много часов в длинных очередях. За множеством качественных вещей приходилось идти на черный рынок.

Такие западные экономисты, как Людвиг фон Мизес, Фридрих Хайек и Милтон Фридман, давно предупреждали, что без рыночного ценообразования советская система будет страдать от все возрастающего дефицита, а затем наконец рухнет. Так и случилось.

Когда в конце 1991 года к власти пришел Ельцин, советская экономика разваливалась. Ельцин был знаком с экономикой в достаточной степени, чтобы передать эту сферу под контроль молодому экономисту Егору Гайдару. Гайдар и его соратники, в частности Анатолий Чубайс и Сергей Васильев, были знакомы с трудами Хайека и Фридмана, а потому знали, что хотят получить в итоге.

В начале 1992 года Гайдар освободил цены и начал упразднение Госплана, который полностью исчез к июлю 1992 года. (Информацию об этом я получал из первых рук, когда в 1992 году входил в небольшую группу экономических советников при Васильеве и Гайдаре. Гайдар верно отметил, что западные экономисты сыграли лишь незначительную роль в реформах - почти все было сделано несколькими амбициозными российскими экономистами.)

Российская валюта была девальвирована, а упразднение контроля над ценами привело к резкой инфляции (по сути, значительная ее часть стала признанием той инфляции, которая подавлялась при советской власти).

Это было очень тяжелое время для российского народа: он практически мгновенно оказался в непривычных условиях рыночной экономики. Несмотря на эти трудности, Ельцин выстоял. Он твердо верил в свободу слова и свободу прессы, хотя новая свободная пресса критиковала его. Он не сдался и в июне 1992 года даже назначил Гайдара премьер-министром. К осени 1992 года положение множества россиян стало настолько отчаянным, что Ельцин, чтобы сохранить власть, пожертвовал Гайдаром - в декабре того же года он был отправлен в отставку.

Теперь, когда 15 лет спустя российская экономика стремительно растет, а благосостояние большинства россиян бьет рекорды, мы видим, что Гайдар и Ельцин приняли верные решения, пусть и крайне непопулярные в то время.

Упразднив Госплан, Ельцин сделал практически невозможным воссоздание подлинно коммунистической экономики. Действительно, даже среди старых российских коммунистов сложно найти человека, который бы требовал обратной национализации системы обслуживания, например системы общественного питания. Чтобы представить, что такое "коммунистический ресторан", постарайтесь вспомнить свой самый ужасный обед в бесплатной школьной столовой.

Путин и его окружение, которым знакомы и свободный рыночный капитализм, и советский коммунизм, не стремятся возродить старый режим. Однако они стремятся иметь власть и контроль, поэтому во многом копируют экономическую модель нацистской Германии. Власть держит под контролем крупную промышленность (особенно ту, которая позволяет получать большие объемы валюты) и прессу: это делается с помощью частичной собственности на них, законодательных мер и запугивания (в том числе заключения отдельных оппонентов в тюрьмы или убийств). Остальной экономике позволено развиваться относительно свободно.

Таким образом, если вы русский и готовы держать рот на замке, то вам разрешается участвовать в бизнесе, это даже поощряется. Ведь Путин и его коллеги понимают, что живой, относительно свободный рынок и бизнес позволяют реально поднять уровень жизни, а это помогает им оставаться у власти (по аналогии с китайской моделью).

Но из истории нам известно: когда люди достигают определенного уровня достатка, на первый план для них выходят политические свободы. Быть может, Ельцину не хватало самоконтроля, присущего Путину. Тем не менее, мне кажется, что через несколько десятилетий российские историки поймут, что то, как он с помощью Гайдара уничтожил старую командную систему, создал подлинную свободу и рыночную экономику - это гораздо важнее, чем "управляемое" процветание и ограниченная свобода при Путине.

Ричард Ран - глава Центра глобального экономического развития.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru