Архив
Поиск
Press digest
19 сентября 2019 г.
7 ноября 2007 г.

Карло Бастасин | La Stampa

Страх перед Востоком

Связь между иммиграцией с европейского Востока и неуверенностью итальянцев рискует обострить подспудные инстинкты закрытости в итальянском обществе. Симптомы этого проявляются не только в жестоких расправах над иммигрантами со стороны групп молодчиков, но и в лексике, которая используется в публичных высказываниях: "Зверства массовых избиений", коллективная ответственность общины "чужой" национальности, "нечеловеческие условия" жизни преступника. В обществе преобладают жестокие эмоции, подогреваемые СМИ: дикий враг у порога, а двери распахнуты.

Напрасны усилия тех, кто призывают к размышлениями и, тем более, самокритике. Очевидна общая и глубокая проблема, связанная с безопасностью в стране, привыкшей к противозаконности: неэффективность государственных структур; спорадическое применение норм, касающихся иммигрантов, чаще всего, предоставленных самим себе; терпимость к теневой экономике, способствующей противозаконности; общее безразличие к упадку городов. Когда это зеркало ставится перед совестью итальянцев, его тут же прячут или разбивают политическими заявлениями, характерно бурными и отражающими национальные антагонизмы.

Таким образом, легко предположить, что страх перед Востоком обретет политическую окраску. Когда вчера в Брюсселе говорили об обновленных усилиях в рамках европейской политики открытости в отношении новых членов и соседних стран, вновь зазвучал вопль об обесчещенной девственной отчизне. До 21 декабря в отношении девяти новых членов ЕС начнут действовать Шенгенские соглашения о свободном перемещении. Тем временем продолжаются переговоры с южно-балканскими странами, в том числе и с Албанией, а также с загадочным турецким гигантом. Решения обсуждаются и вырабатываются комитетами экспертов, и затем быстро принимаются министрами, находящимися далеко от дома. Сторонники тезиса о нарушении национальной безопасности вполне обоснованно могут предъявить обвинения в Европе.

Перемещение граждан является одной из основных свобод, гарантированных Договорами ЕС, основополагающим принципом европейского гражданства. В Договорах о приеме новых членов предусматриваются переходные меры: три этапа продолжительностью в семь лет. В первые три года после приема первой группы стран Восточной Европы в принимающие страны прибыли в среднем менее 1% от общего числа трудящихся. В отношении Румынии и Болгарии только Швеция и Финляндия открыли границы 1 января 2007 года, с даты вступления этих стран в ЕС. Связь между европейскими шагами навстречу и ослаблением национальной безопасности кажется необоснованной.

Напротив, европейская орбита, которая притягивает к себе страны, ушедшие от коммунизма, быстро меняется. В период между 2001 и 2006 годами экономический рост в Румынии составлял в среднем 6% в год. Средний доход равнялся трети европейского, но был в три раза более высоким по сравнению с 1989 годом, частное кредитование увеличилось на 50% в год, и очень часто кредиты выделяли именно итальянские банки. Отмечается быстрый рост объема инвестиций, в том числе и со стороны итальянских предпринимателей. В 2000 году инфляция составляла 46%, сегодня - 5%. Бухарест получит из бюджета ЕС в 2007-2013 годах еще 30 млрд евро, благодаря чему Румыния сможет ускорить процесс сближения с самыми развитыми европейскими экономиками. Средняя заработная плата сегодня составляет 415 евро и должна удвоиться в течение 10 лет, что уменьшит необходимость эмигрировать в другие страны. Европа, таким образом, становится решением, а не причиной проблемы.

Способность ЕС влиять на соседние страны более чем очевидна. На Востоке Европа противопоставляет себя беспринципной политике небескорыстной помощи Москвы, а на Юге - исламской притягательности Турции. Европейская политика приема соседних стран не ограничивается лишь темой неконтролируемой иммиграции, существует также проблема терроризма, кризиса мультикультуры, энергетической зависимости и американской однополярности. Там, где европейский магнит оказывается недостаточно сильным, в Белоруссии, в Приднестровье, в Южной Осетии, в большинстве стран Африки и исламских стран, последствия для населения оказываются драматическими.

К 2020 году в Италии число иммигрантов составит от 8,7% (по оценкам Istat) до 12,2% (по оценкам Caritas) населения. Большая их часть прибудет не из стран ЕС, несмотря на возможную интеграцию балканских стран и Турции. Осуществляемая до последнего времени политика в области иммиграции, с ее запретительными и интеграционными мерами, способствовала росту незаконной иммиграции, а значит проникновению в страну самых опасных и антиобщественных элементов. Сомнения в оправданности принятия последних норм в очередной раз связаны с неэффективностью итальянской административной системы и способностью реализовывать существующее законодательство. Речь идет о чисто итальянских проблемах, которые не имеют ничего общего с расширением Европейского союза.

Источник: La Stampa


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru