Архив
Поиск
Press digest
25 мая 2018 г.
8 сентября 2015 г.

Стивен Ли Майерс, Клиффорд Краусс | The New York Times

Таяние льда не сделает из Арктики нефтяного эльдорадо

"Потепление в Арктике уже должно было преобразить это нищее рыбацкое село на берегу Баренцева моря", - пишут о Териберке в Мурманской области корреспонденты The New York Times Стивен Ли Майерс и Клиффорд Краусс.

"За последнее десятилетие Кремль потратил миллиарды в надежде превратить его в северный мотор своего энергетического локомотива, "Газпрома", - говорится в статье. Когда-то это был самый амбициозный проект в Северном Ледовитом океане, но теперь здесь нечем особо похвастаться, кроме административных зданий с заколоченными окнами да огромной гравийной дороги, пишет газета.

"Планы есть планы, - говорит глава администрации села Виктор Турчанинов, - но факты - жизненные реалии - свидетельствуют об обратном".

Спустя несколько лет планирования и задержек за проектом глубоководного бурения компании Shell в бурных водах Чукотского моря сейчас следят представители этой отрасли промышленности, должностные лица, жители и критики как за решающим тестом на целесообразность добычи нефти в Арктике, говорится в статье.

"Всего лишь семь лет назад Shell и другие компании - ConocoPhillips, норвежская Statoil, испанская Repsol и итальянская Eni - вместе заплатили 2,7 млрд долларов за аренду месторождений у берегов Аляски. Цена на нефть в то время поднялась почти до 150 долларов за баррель, и ускорившееся таяние льдов, когда-то сковывавших Северный Ледовитый океан, кажется, облегчили поисковые работы", - пишут журналисты.

Потом условия на рынке изменились. Только в прошлом году цены на нефть резко упали с более чем 90 долларов за баррель до менее чем 50, напоминают они.

Американские санкции, введенные после аннексии Россией Крыма в прошлом году, заставили ExxonMobil выйти из совместного проекта в Карском море с "Роснефтью", которая была вынуждена приостановить свои планы по бурению на время поиска новых партнеров, отмечает газета.

"Трудности добычи нефти и газа в Арктике огромны. Зимы долгие и темные, а арктические моря, несмотря на таяние многолетних льдов, по-прежнему полны плавучих льдин и айсбергов, в то время как усиливающиеся бури угрожают кораблям и нефтяным вышкам, даже в летнее время. Болотистая тундра на побережье усложняет строительство трубопроводов и вспомогательных помещений. То же можно сказать и о береговой эрозии и таянии вечной мерзлоты", - говорится в статье.

Для осуществления этих целей не хватает дорог, аэропортов и людей рядом с областями, в которых должно производиться бурение, что требует транспортировки рабочих и оборудования на большие расстояния. Несмотря на договоренности Арктического совета, существует недостаточно ресурсов для поисковых и спасательных работ или очистки нефти в условиях вечных льдов, рассуждают авторы публикации.

"В Териберке, селе с населением в тысячу человек на Баренцевом море, амбиции "Газпрома" по добыче шельфового газа столкнулись с суровой арктической реальностью", - отмечают Майерс и Краусс.

В советские времена это было процветающее рыбацкое село с рыбообрабатывающими заводами и даже с фермой, на которой разводили песцов, но оно пришло в упадок в 1970-е годы с появлением промышленного рыболовства, рассказывают авторы.

"Как и люди на Аляске и в других местах, которые ждут от меняющейся Арктики экономического развития и рабочих мест, жители села радовались планам "Газпрома" по разработке огромного газового месторождения под названием Штокмановское, которое было обнаружено в 1988 году примерно в 370 милях от берега", - говорится в статье.

На протяжении 2000-х годов Штокмановское месторождение было проектом, которым Россия соблазняла алчущих иностранных инвесторов, отмечает издание. "После достижения соглашения с Total и Statoil "Газпром" начал строительство дороги в Териберке, где он надеялся построить терминалы для переработки и транспортировки газа в сжиженном виде - стоимостью, согласно некоторым оценкам, до 20 млрд долларов", - пишут журналисты.

"Тем не менее, после нескольких лет работ планы России по этому проекту оказались под давлением огромных технических проблем, изменений на рынке энергоносителей и, наконец, глобального финансового кризиса в 2008 и 2009 годах", - напоминает издание.

Statoil вышел из проекта в 2012 году, списав более 335 млн долларов затрат. Total списала 350 млн долларов в прошлом году и, по данным российских новостных сообщений, в июне вернула свою 25-процентную долю в проекте "Газпрому", говорится в статье.

"Штокмановское месторождение, как похвастался Путин, по-прежнему является перспективой, но для следующего поколения", - пишет газета.

"Как только заговаривают о следующем поколении, это означает, что что-то не так, - говорит Владимир Чупров из российского отделения Greenpeace. - В нашей стране - в советские времена и в царские - никто не думал о следующем поколении".

"Несмотря на обещания "Газпрома" возобновить бурение - в 2014 году, затем в 2016 или 2019 году - жители Териберки смирились с тем, что бум так и не состоялся", - пишут журналисты.

Териберка теперь лучше известна как место съемок номинировавшегося на "Оскар" "Левиафана", замечают они.

"Дорогу построили", - сказал Игорь Абаносимов, когда его сосед посетовал на то, что проект не принес почти никаких перемен. Абаносимову принадлежат плавучие коттеджи, которые он сдает в аренду, мечтая, возможно, тщетно, о создании яхт-клуба и другие развлечений, которые могут привлечь туристов вместо энергетических компаний. У Арктики, по его словам, особая душа.

"Кого она хочет принять, она принимает, - пояснил он. - Кого она хочет прогнать, того прогоняет".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru